Дмитрий Васильев: «Правила для всех должны быть одинаковые»

19

Во второй части интервью с Президентом Федерации биатлона Санкт Петербурга Дмитрием Васильевым, двукратный Олимпийский чемпион комментирует состав мужской сборной, перспективы Дмитрия Малышко, и объясняет, почему допинговый скандал, произошедший с легкоатлетической сборной  России вряд ли возможен с национальными командами из зимних видов спорта….

— Как оцените перспективы мужской команды?

— У мужчин достаточно ровный состав, который способен регулярно занимать призовые места даже на этапах Кубка Мира. Хотя, повторюсь, первостепенной задачей должен стать Чемпионат мира. Мы все время наступаем на одни и те же  грабли. Мы не строим подготовку к Чемпионату мира, а выступаем как выступается. А в последние 2-3 недели вспоминаем: «Ой! Надо бы к Чемпионату мира подвестись». И в итоге ничего не получается. Надо с первых стартов строить подготовку с прицелом на Чемпионат мира. Чтобы подойти к нему на наивысшем пике формы.

— Когда вы выступали Кубок мира был второстепенным стартом?

— Да. План подготовки был совершенно другой. Мы все понимали, что идем к Чемпионату Мира, и на Кубках Мира тренеры ставили задачи локального, тактического плана – поработать на последнем круге, увеличить скорость стрельбы… То есть мы оттачивали отдельные нюансы. Задачи победить кровь из носу никогда не было. Конечно, если человек чувствовал, что все идет хорошо, то он старался красиво завершить гонку. Но если что-то не получается – никто сильно не переживал. Потому что это Кубок мира. 

— У Алексея Слепова никак не наладиться стрельба. Почему?

— Сложно сказать. Мы в подготовительный период с ним поработали над техникой стрельбы, кое что изменили, и в принципе на тренировках он показывал качественную стрельбу. Другое дело, что ее надо перенести на соревнования, потому что одно дело — тренировки. Другое – официальные старты. В пылу борьбы спортсмены зачастую забывают о недочетах, и всплывают старые ошибки.

— Анатолий Алябьев не так давно сказал, что у Дмитрия Маылшко все должно наладиться, так как прошла звездная болезнь. Согласны с ним?

— Тут дело даже не в звездной болезни. Ему отступать некуда. Прошлый сезон по нулям. Если и этот так же, то на Олимпиаду он вряд ли поедет. Видно, что Дима старается, хочет. Надеюсь, что он сможет победить себя и вернуться на прежний уровень.

— Скажется на спортсменах то, что нынешний сезон предолимпийский?

— Я не сторонник развешивать ярлыки. Обычный сезон. Для спортсмена и тренера каждый сезон, даже олимпийский – обыденный, потому что для них – это работа. 

— Фуркаду готов кто-то составить конкуренцию?

— Всегда найдется кто-то, кто бросит вызов великим.  Тем более есть Шемп, есть младший Бё, есть Антон Шипулин. Очень сильные ребята, и наверняка будут на равных бороться с Фуркадом.

— В чем главная проблема российских спортсменов?

— То, что мы не умеем после триумфа вовремя опускаться на землю. Не можем провести черту и начать все с нуля. Это то, что отличает Бьорндалена – он после любой победы на следующую гонку выходит, как на первый старт. У некоторых наших же ребят появляется самомнение – дескать я все смог, смогу и завтра. Уверенность перерастает в самоуверенность, а на деле ничего не выходит. Потому что результата добиваются только те, кто умеет после триумфа забыть свой триумф.

— Нет у вас опасений, что история, приключившаяся с легкоателетической сборной может повториться с национальными командами из зимних видов спорта? 

— Не думаю. Наоборот, мне кажется напряженность сейчас должна начать спадать. Потому что все понимают абсурдность произошедшей ситуации, заложником которой оказались абсолютно все. Ведь с чего все начиналось? Хотели просто попугать и погрозить, но во что это вылилось – дисквалифицировали целую страну.  Очевидно, что в отношении нас был политический заказ, который никому не нравился. И об этом в кулуарах уже высказываются, в том числе специалисты WADA, и Международного Олимпийского комитета. Все понимают абсурдность ситуации, что такого не должно быть, поскольку без России полноценных соревнований не может быть, поэтому повторять подобное вряд ли решаться. При том, что Россия –далеко не самый большой злодей, как о ней все говорят. Есть страны, которые имеют более криминальный след, но при этом все почему-то молчат.

— Кого имеете в виду?

— В первую очередь, астматиков, которые «благодаря» своей болезни могут принимать запрещенные препараты. Для того, чтобы все было справедливо и честно, необходимо правила сделать справедливые и честные. Если допинг запрещен, он должен быть запрещен для всех в равной степени. Больной ли ты, здоровый – никому нельзя никаких препаратов принимать. Больной? Извини – иди лечись, тебе нельзя выступать в профессиональном спорте. Ведь паралимпиец без ноги или без руки не сможет выступать на обычных Олимпийских играх. Так почему же астматику можно? Правила для всех должны быть одинаковые, и запрещенные препараты должны быть запрещены для всех. Вот тогда не будет никаких спекуляций по этому поводу. WADA сейчас сама себя загнала в тупик, разделив спортсменов на здоровых и больных. Ведь проконтролировать болезнь невозможно, потому что любые справки можно подделать. А потом мы видим, как пссевдобольные становятся четырехкратными Олимпийскими чемпионками, как например американка Симона Байлс. Как сестры Вильямс уже на протяжении нескольких десятков лет носятся по корту будто спринтеры. Но при это еще оказывается, что они еще и не здоровы. Все же понимают, что такого не может быть в природе. От этого цинизма необходимо уходить. Но для этого нужна политическая воля, благодаря которой правила игры были бы выровнены. Менять не надо, только подровнять. Чтобы они для все были одинаковые. И тогда спорт будет намного чище и интереснее.

Бескедоал Алексей Требунских, пресс-служба Федерации биатлона СПБ