Олеся Аксенова: «Тренер должен быть тренером, а не рядом стоять…»

53

Принято считать, что работа биатлонным тренером — дело исключительно мужское. Представительниц прекрасного пола, завершивших карьеру, и взявшихся передавать свой опыт подрастающему поколению, действительно, не очень много. Но все-таки они есть. С одной из них — Олесей Аксеновой, работающей в СДЮШОР № 3 Калининского района, мы пообщались накануне нового сезона, и узнали, что тяжелее — тренироваться или выступать, как находить общий язык со спортсменами, и почему в Петербург едет все больше ребят из других регионов…

— Как вы решили стать тренером?

— Если говорить о биатлоне, то довольно спонтанно. Изначально, после завершения спортивной карьеры, я долгое время тренировала детей технике катания на льду….

— Неожиданно. Давайте с этого момента поподробнее.

— Какое-т время я работала заместителем директора ледового дворца. Занималась организационной работой. Но спорта в жизни было недостаточно, и вот однажды я решила обучиться основам фигурного катания. Договорилась с тренером и каждый день в обеденный перерыв занималась. Занималась достаточно долго, и в какой-то момент решила открыть свою школу, обучать детей основам катания на льду – держаться на льду, падать, вставать. А после они шли в хоккейную школу магнитогорского «Металлурга», с которой у нас была договоренность. Многие детишки, кстати, которые занимались у меня до сих пор занимаются хоккеем. А один из них не так давно был признан лучшим игроком в своей возрастной категории.

 — Как же в таком случае оказались в биатлоне?

— Тренировать в биатлоне я стала с 2013 года. В какой-то момент просто захотелось набрать группу для души. Честно, даже не думала, что буду работать с таким возрастом. Тоже попросила дать мне группы начальной подготовки. Но вышло так, что мне дали детей, которые занимались год. И вот, когда я увидела горящие глаза, что меня все слушают, что всем интересно — мне и самой стало интересно. Появился азарт. В этом же году мы поехали на спартакиаду. На следующий год некоторые мои спортсмены попали в финал Спартакиады, и на Первенстве Уральского федерального округа были в призерах, а на третий сезон трое человек сдали на значок КМС. Ну и, естественно, бросить это было уже невозможно. Многие из них, кстати, в прошлом году переехали со мной в Санкт-Петербург. 

— Почему вы и ребята решились сменить регион?

— В какой-то момент спортсмены в Челябинской области достигают своего потолка, потому что  руководство Федерации не вкладывается в развитие детского спорта, никак не мотивирует спортсменов, и многие просто либо завязывают с биатлоном, либо их рост прекращается. И вот в прошлом году одна моя спортсменка попала на второй отбор к юношеским Олимпийским играм. Для подготовки мы приехали в Санкт-Петербург. Жили и тренировались на базе в Кавголово. Нам все понравилось. Затем я прилетела сюда еще раз в мае. Встретилась с Дмитрием Владимировичем Васильевым, и он предложил представлять Северную столицу, мне и моим спортсменам. Перед многими ребятами тогда стоял выбор – выступать дальше, либо пойти учиться. Поэтому переезд в Петербург, где есть условия и для одного и для другого, для многих был большим плюсом.

— Расскажите о спортсменах, которые переехали с вами.

— Изначально, когда я только стала тренировать, группа у меня была около 50 человек. Затем каждый год кто-то отсеивался. В итоге сейчас осталось примерно человек 15. Но это действительно уже те ребята, которые хотят расти, хотят развиваться, хотят стать чемпионами. Ради роста результатов они не побоялись переехать в Санкт-Петербург. И в своих возрастных категориях некоторые уже сейчас добились серьезных результатов. Карина Рашитова и Полина Шибко, например, входят в состав юношеской  сборной  России. Другие ребята тоже очень талантливые. Ильмир Ахтямов, Андрей Ващенко, Георгий Крайнов, Саша Крайнов, Даша Борисова — все они  неоднократно становились призерами на всероссийских соревнованиях.

— Почему вы выбрали именно Санкт-Петербург?

— Честно сказать, на сегодняшний день Санкт-Петербург на биатлонной карте России – один из самых перспективных Российских регионов. Потому что, во-первых, благодаря базе в Кавголово здесь круглогодично есть условия для тренировок. Во-вторых, в городе действует сразу несколько биатлонных школ. Количество детей, которые занимаются биатлоном, с каждым годом растет как на дрожжах. Плюс постоянно едут из других регионов. В конце августа на Первенстве города среди ребят 2000/2001 года рождения конкуренция будет невероятно серьезной, потому что там будут выступать все те, кто на российских соревнованиях постоянно попадает в двадцатку, а то и в десятку сильнейших. И самое главное, в Петербурге есть преемственность поколений. То есть ребята видят спортсменов, которые сейчас в сборной России – Катю Юрлову, Диму Малышко и стремятся быть как они. 

— В других регионах ситуация хуже?

— Так активно детский биатлон развивается, пожалуй, только в Тюмени. Но там есть другая проблема. Я сама выступала за этот регион, и помню, как там «гонят» спортсменов. Ребята здорово проявляют себя в юношеском спорте, но в юниорах им уже тяжело, и многие затем завязывают со спортом. В Петербурге все по-другому. Мы планомерно готовим спортсменов. У нас нет задачи, чтобы кровь из носу все побеждали на каждом старте. 

— Но при этом у петербургских спортсменов сильно хромает стрельба. Почему?

— Как ни странно потому, что, как я уже сказала, у нас много спортсменов занимается биатлоном. Из-за этого оружия на всех не хватает. Мы не можем каждому дать винтовку, обойму патронов, и несколько дней стрелять. Но опять же, я не вижу в этом проблемы. Если у спортсмена голова есть, то и со стрельбой ситуацию можно будет исправить. Куда важнее функциональные показатели. Стрелять научить проще, чем бегать. Так что за стрельбу наших ребят переживать не стоит. Она обязательно появится. Кстати, я вспоминаю свое знакомство с Катей Юрловой в 2005 году. Когда она только попала в сборную России у нее тоже были огромные проблемы со стрельбой. Но она старательно изучала, каждый вечер анализировала стрельбу, сидела с мишеньками, спрашивала тренеров или девчонок в команде — как то, как это. И теперь вы сами видите к чему это привело!

— Что сложнее – тренировать или выступать?

— Когда я выступала, то  думала, что сложного – тренировать. Раздал задания и все. Но на самом деле бегать, конечно же, проще. Получил задание — и бежишь. Тренер же должен думать за всех. Какие нагрузки дать этому спортсмену, какие – другому. Нужно постоянно быть в тонусе. Постоянно следить за каждым ребенком, чтобы не перегрузить кого-то, не навредить. Каждое упражнение необходимо разъяснить, проконтролировать, правильно ли его выполняют. Плюс на тренере лежат все организационные вопросы.   Да и в ходе тренировок, наставники как правило не остаются в стороне и на своем примере показывают, как делать то или иное задание. Тренер всегда должен быть тренером, а не просто рядом ходить.

— Что вам больше всего нравится в работе тренера?

— Работать с детьми. Понимать, что тебя слышат, понимают, уважают. Видеть, как растут их результаты. Это все очень интересно. 

— Вы – жесткий тренер?

— Нет. Общение со спортсменами у меня идет на равных. Вспоминаю, как раньше с нами общались тренеры, и могу точно сказать, что у нас в команде такого нет. Я считаю, что оскорбляя, и унижая своего спортсмена, тренер унижает в первую очередь себя. Да, я могу прикрикнуть на кого-то, могу отчитать на собрании. Но это всегда за дело. И ребята это знают. Поэтому стараются во всем слушаться, и доверяют мне.

— Недопонимания случаются?

— В силу переходного возраста бывают, конечно, фырканья какие-то. Но я не люблю, когда молчат. Поэтому стараюсь вывести на разговор и обсудить, кто чем недоволен. Поэтому на рабочем процессе это никак не отражается. Все нацелены на результат, а поэтому работают в полную силу.

Беседовал Алексей Требунских, пресс-служба Федерации биатлона СПБ