Дмитрий Васильев рассказал о зарплатах и проблемах российского биатлона

138

Президент Федерации биатлона Санкт-Петербурга Дмитрий Васильев рассказал «ПД» о том, как сказываются международные санкции на российских стреляющих лыжниках и что наш город стал одним из центров биатлона в стране.

– Дмитрий Владимирович, Союз биатлонистов России (СБР) пока не восстановлен полностью в правах в Международном союзе биатлонистов (IBU). Когда и после чего это может произойти?

– Я настроен скептически. Для полного восстановления СБР в правах от нас требуют выполнить условия, которые лично я считаю неприемлемыми. Среди них – возвращение медалей и всех призовых денег спортсменами, чья вина в употреблении допинга не доказана, чьи иски еще будет рассматривать Спортивный арбитражный суд. От нас требуют, чтобы мы оплатили все расходы на то расследование, что проводил IBU против нас, на внесоревновательную программу тестирования наших биатлонистов, которую они будут проводить в течение ближайшего года. Требуют того, что СБР вообще не может выполнить, а именно – возмещения средств по расследованию Макларена, с докладом которого мы категорически не согласны. И если мы эти условия выполним, то нет гарантий, что нам не предъявят новые.

– Давайте поясним для любителей биатлона, как ограничение СБР в правах сказывается на спортсменах. СБР лишен права голоса в IBU, его представители не могут занимать посты в руководстве международной федерации, отменено проведение в России чемпионата мира. Но ведь биатлонисты, в отличие от российских легкоатлетов, могут выступать в международных соревнованиях?

– Спортсмены могут выступать без ограничений. Но они испытывают мощное давление. Количество проверок у наших в разы превосходит количество проверок у спортсменов из других стран. За один и тот же период времени у россиян берут 40 допинг-проб, а у норвежцев – четыре. Допинг-тест вообще не очень приятная процедура и каждый раз нервирует, выбивает спортсмена из колеи. Допинг-офицеры могут прийти в любое время, хоть в пять утра. Спортсмен должен 24 часа в сутки быть под контролем, сообщать, где он находится во время, свободное от тренировок и выступлений. И если вдруг по семейным обстоятельствам человек на час куда-то отъехал, заранее не предупредив антидопинговые органы, ему грозят санкции.

– Перед Олимпиадой-2018 в Пхенчхане вы говорили в комментарии для нашего издания, что нашим спортивным руководителям надо занять более жесткую позицию.

– Запад ведет против нас, Российской Федерации, войну без применения огнестрельного оружия, можно назвать ее гибридной, еще какой-то, но это война. Спорт – только одна из сфер, в которых на нашу страну оказывают давление. Да, у нас были случаи употребления допинга. Но не больше, чем во многих других странах, чьи спортсмены не подвергаются таким санкциям. Возьмите, к примеру, итальянский велоспорт, который погряз в допинге. А в США есть ведь целые профессиональные лиги, которые WADA вообще не допускают до проверок своих спортсменов, – НБА, НХЛ, а также лиги по бейсболу, американскому футболу, а ведь эти виды спорта признаны олимпийскими, но мировая общественность молчит.

– Долго ли будет продолжаться давление на наш спорт?

– Любая война когда-нибудь заканчивается. Думаю, что когда Российская Федерация займет более активную позицию и ее противники поймут, что они слишком перегибают палку, что дальше уже делать это опасно, то тогда ситуация изменится.

– Вы выступали за сборную СССР в начале 1980-х, когда президент США Рональд Рейган называл нашу страну «империей зла», когда шла холодная война и наши войска были в Афганистане. Тогда наши спортсмены тоже испытывали сильное давление?

– Знаете, вот такой враждебности, как сейчас, не было. Да, западная пресса делала из нас монстров, писали, что мы чуть ли не едим на завтрак живых детей. Но болельщики в Европе видели, что мы нормальные ребята, и отношение к нам было самое доброжелательное.

– В сборную России на три первых этапа Кубка мира включены три спортсмена из Петербурга – Дмитрий Малышко, Алексей Слепов и Екатерина Юрлова-Перхт.

– Надеюсь, что в сборную по ходу сезона будет включен наш перспективный спортсмен Василий Томшин, которому 21 год. Надо смелее доверять молодым, давать им шанс. Когда меня и других молодых вызвали в сборную СССР, в ней выступали знаменитые Алябьев, Аликин – легенды, олимпийские чемпионы, мы на них снизу вверх смотрели. А прошло немного времени, и мы стали их обыгрывать.

– Можно ли назвать Петербург одним из центров развития биатлона в России?

– Сейчас – да. У нас открыты отделения биатлона в четырех спортивных школах, что позволило довести количество занимающихся почти до 1 тысячи человек. Планируем открыть отделения биатлона еще в трех спортшколах и довести количество занимающихся до 1,5 тысячи.

– Вы возглавили Федерацию биатлона Петербурга в 2011 году. Если не ошибаюсь, тогда в городе было около 100 человек, занимающихся биатлоном.

– Было всего 80. Как удалось добиться такого роста? Мы проделали большую работу – по созданию инфраструктуры, по увеличению количества тренеров. В черте Петербурга ведется строительство центров для занятий биатлоном. Один из них уже работает в Муринском парке, сейчас там длина освещенной трассы 3 километра, планируем достроить еще 4 километра. Здесь же планируется строительство настоящего, но крытого в целях безопасности стрельбища, чтобы проводить полноценные соревнования и тренировки.

– Как используется биатлонный центр в Токсово, который строился для сборных России?

– Центр в Токсово находится в ведении Университета физкультуры и спорта имени Лесгафта. Сборная Петербурга имеет возможность в нем тренироваться, но чаще проводит сборы в других регионах, потому что плата за использование комплекса в Токсово порой в 2 раза выше, чем у аналогичных объектов.

– Расскажите немного о том, как готовят биатлонистов. В этот вид спорта приходят после занятий лыжными гонками, как вы в свое время?

– По федеральным законам, начинать заниматься биатлоном можно с 9 лет, и мы принимаем в секции с этого возраста. Я считаю, что это, конечно, слишком рано.

Уверен, что дети в 9 лет должны просто бегать, прыгать, скакать, физически развиваться, а специализироваться в каком-либо виде спорта – позже. В биатлоне очень важна стрельба, а стрельба – это очень серьезная нагрузка для психики, это целая философия. Нельзя доверять оружие спортсмену раньше, чем с 14 лет, – это мое мнение.

– В футболе, баскетболе, других игровых видах тренеры сразу видят, есть ли у мальчика или девочки способности. Как можно распознать в юном спортсмене талант биатлониста?

– Существует система разнообразных тестов – на скорость, быстроту реакции, специальную выносливость и многие другие качества. Они помогают определить, какой вид спорта подходит ребенку. Но главное для спортсмена – все же не физические данные, а характер. И уже в детском возрасте можно понять, кто боец. Если что-то не получается и мальчишка или девчонка не раскисает, не опускает руки, а, наоборот, свирепеет, начинает работать больше, – есть характер. Воспитать это нельзя, можно только раскрыть.

– В последние годы биатлон в России по популярности спорит с футболом и хоккеем. Этому надо радоваться или есть в этом скачке популярности негативные моменты?

– Когда я выступал, многие путали биатлон с бадминтоном или бобслеем, потому что все на букву «б». Даже те, кто вроде знал, что мы бегаем, стреляем, с трудом разбирались в правилах. Только когда на немецком телевидении сделали хорошую картинку, стали понятно и четко давать информацию, людям все стало ясно. Биатлон смотреть гораздо интереснее, чем лыжные гонки, потому что на каждом огневом рубеже может все измениться. Конечно, популярность – это хорошо, негатив может быть разве что в том, что слишком большое внимание журналистов может помешать подготовке.

– Заработки спортсменов в биатлоне выросли благодаря высоким телерейтингам?

– Если сравнивать с российским футболом, то цифры заработков несопоставимы. Например, в Кубке мира лидеру по итогам сезона в общем зачете выплачивают до 20 тысяч евро призовых. В «Зените» Кокорин в день получал в несколько раз больше.

СПРАВКА:

1000 человек занимаются биатлоном в спортивных школах Петербурга. Их было всего 80 в 2011 году, когда Дмитрий Васильев возглавил городскую федерацию биатлона.

213 соревнований по биатлону прошли в Петербурге в прошлом сезоне, 27 международных и 186 всероссийских, включенных в календарь Министерства спорта России.

Источник — Официальное сетевое издание Правительства Санкт-Петербурга