Ради биатлона готов на всё! Даже стать директором…

412

Дмитрий Васильев,

2-кратный Олимпийский чемпион,

бывший генеральный менеджер

Союза биатлонистов России,

а ныне – президент Федерации биатлона СПб                       

и член Правления Союза биатлонистов России,

назначил нам встречу в спорткомплексе

на улице Ушинского.

С лета 2012-го – он здесь директор.

 

В большом круглом фойе, похожем на амфитеатр – сотня детишек в спортивной форме, пронеслись плотной стайкой мальков – умчались по спортзалам, тренироваться. Их родители, с ворохом одежды, проводили своих чад заботливыми взглядами.

А нас к директору проводил охранник: просто так дальше фойе едва ли сунешься.

Приёмная директора. Сидим на диванчике. В шаге, у стены – аквариум с одинокой рыбиной, большой и оранжево-золотистой.

— Симпатичный аквариум, — вежливо замечает мой спутник. – И рыба тоже, — поддакиваю я. – Хорошенькая.

— Да, — с ненавязчиво любезной полуулыбкой отвечает секретарь на наши реплики. – А в директорском кабинете – еще четыре таких рыбки, только поменьше. А вот этой пальцы лучше не совать, она бывает агрессивной. Не помню, как называется…

— А, так это, наверное, астронотус? – интересуюсь уверенно: других названий всё равно не знаю, кроме пираний и акул. Ну, ещё вуалехвостов.

— Да-да, — уважительно кивает секретарь, — как-то так, очень похоже. – А вы же знаете, да, что у Дмитрия Владимировича в декабре юбилей?

— А сколько ему, 40? – выпаливаю – и тут же спохватываюсь: вроде должно быть больше.

— 50, — радостно улыбается секретарь.

Мы задумываемся: говори комплименты или не говори – но выглядит их директор гораздо моложе.

Проводив предыдущих гостей, директор приходит за нами, и разговор переходит в другое русло: о вверенном ему объекте.

— Здесь будет не просто лучше: это будет вообще один из самых лучших спорткомплексов! Ну, в России – может быть, громко, но в Питере – точно. Самый лучший. 100 %.

— А что здесь будет самое лучшее?

— Условия. Во-первых, в феврале будем открывать мой родной биатлон. Кстати – это будет 1-е отделение в городе! Во-вторых, у меня здесь в цоколе будет пулевая стрельба, тир – 50 м, 10 м – пневматика. И такой тир – тоже у кого-то еще вряд ли есть. Знаю ситуацию в городе: все тиры потихонечку закрываются, условий нет. Только территории все отжимают в свою сторону коммерсанты. Плачевная ситуация. Ко мне приходили ребята из Федерации пулевой стрельбы: они даже не могут поверить, что у нас здесь обратный процесс пошел. Процесс пошел, денег дали: на общее строительство, закупки. Оборудование, винтовки и прочее я уже этой зимой закупаю. А общстрой заканчиваю в следующем году.

— Много детей занимается?

— 2.000. Большой комплекс. СДЮСШОР (специализированная детско-юношеская спортивная школа Олимпийского резерва) по 5 Олимпийским видам. А у меня скоро здесь их будет 7. Плавание, фехтование, тхэквондо, спортивная гимнастика, синхронное плавание, пулевая стрельба. И, биатлон, конечно. Дети занимаются с 5 лет. Берем и с 3-4 лет, но совсем маленькие тренируются на платной основе. Все остальные – бесплатно.

— Совсем бесплатно?

— Абсолютно. Школа-то бюджетная.

— Вы сразу согласились прийти сюда директором?

— Полтора месяца думал. Сначала, как только предложили, говорю: не-не-не, вы что, ребята?! Нет, ну, как: я – и директор спортшколы!.. А они – глава района Александр Дмитриев, кстати, мастер спорта по гребле, с замом Василием Пониделко – посоветовали: не торопись, подумай. В итоге надумал.

— И чем они вас взяли?

— Биатлоном!

— А тренироваться где – в Кавголово?

— Буквально через квартал отсюда, в Калининском же районе, между 3-м Муринским, ул. Руставели, пр. Луначарского и Культуры, есть место. Оно, к счастью, никем и ничем не застроено. Место свободное. Я уже практически договорился, ну, связи свои, конечно, задействовал. Так вот, там будет стадион для биатлона, со стрельбищем. В следующем году там уже вовсю можно будет тренироваться.

Суровы директорские будни: вторая половина пятницы, а выясняется, что он и не обедал.

— Перед вами биатлонисты приходили, пока там все дела обсудили. Да и раньше – не до обеда было… Да, нормально, — улыбается хозяин кабинета и не предлагает его покинуть. Значит, можно беседовать дальше.

 

— Чем-то пришлось пожертвовать?

— Гандболом. Я посмотрел, что можно было сделать – увы, у нас здесь его культивировать невозможно. Нет ни зала, ни тренера достаточно приличного уровня. Гандбол здесь как бы был, но так… затухающе. Это прекрасный вид спорта, я лично его очень уважаю, но поднимать его конкретно в моей школе просто бессмысленно. Лучше перенести его в более подходящее место, так и бюджетные деньги сэкономятся, и с гандболом дело быстрее пойдет.

А вообще, если честно – знаете, как я здесь оказался? Я просто искал себе офис даже хотя бы кабинет. Чтобы можно было принимать людей – я же президент питерской Федерации биатлона. Чтобы как можно ближе к загороду, к Токсово, где ребята тренируются и выступают. И в то же время – в городе. Увидел этот спорткомплекс: то, что нужно! Пришёл в районную администрацию… А они мне: да пожалуйста! Становись директором – вот тебе и кабинет… Собираюсь теперь в своём кабинете сделать легкий ремонт, по-быстрому, до Нового года успею. А потом за остальное примусь.

— Районные власти и дальше во всём собираются вас поддерживать?

— Судя по всему, да. Честно говоря, такое встречается очень редко: Дмитриев даже опережает мои желания! Я только подумаю – а он уже это делает. Он помогает так быстро, что за ним не успеваешь! Вот ещё стадион биатлонный построим, вообще сказка будет. И с инвентарем тоже, надеюсь, проблем не будет. Минспорт уже 3 млн. руб. дал. И наше руководство, я имею в виду Федерацию биатлона России, очень помогает. Вот разве что с патронами туго. Дело в нынешних государственных нормативах, и с этим ничего не поделаешь: 30 тысяч патронов в месяц – на всех про всех. Это, спрашивается, что за тренировки такие – если только один спортсмен хорошего уровня должен настрелять в месяц где-то под тысячу? У нас, что, в городе – 30 человек биатлоном занимается? Смешно. Но у нас, к счастью, будет стадион для пневматического биатлона. Так лучше ещё и потому, что в черте города выстрелы в таком количестве запрещены, это всё же патроны. Пришлось бы за город ездить тренироваться, а зачем, если – вот, всё под боком. И есть ещё причина, тоже важная: у ребёнка мышцы неокрепшие, и, стреляя из мелкашки, он ждёт отдачи, зажимается. Так вырабатывается неправильный навык. Потом спортсмену трудно от этого зажима избавиться.

— С тренерскими кадрами в биатлоне есть проблемы, как в других видах спорта?

— Конечно. Ещё какие. Биатлон же вообще долго, все 90-е годы, был в таком провале! Утрачена преемственность поколений. Есть, остались ещё те тренеры, советской школы, просто кладезь мудрости. Я ребятам, кто у таких тренируется, говорю: записывайте! берите диктофон, ходите за ним и ловите каждое слово. Потому что – даже когда он на бытовые темы разговаривает, то нет-нет, да и вспомнит что-то важное. Но таких тренеров уже совсем мало, и они же не мальчики, лет под восемьдесят, а то и больше. А когда они уйдут – что будет? Вакуум… А среднего поколения просто нет.

— Молодёжь идет в тренеры?

— Есть молодые тренеры. Но они уже не знают и десятой доли того, что знали мэтры. И что самое плохое – молодые не желают учиться. Они считают, что и так самые умные. Да и молодёжи той немного. Зарплаты такие, что даже не представить, как на них можно жить. Вот как парень может прожить на 15 тысяч рублей в месяц? А если у него семья, чем он её будет кормить? У нас сейчас такая система, и это сложилось на государственном уровне, как хочешь, так и выкручивайся. Что либо тренер даёт результат – его спортсмены выигрывают уже по юношам – тогда ему идут надбавки. Только это чревато тем, что юных спортсменов приходится загонять, форсировать нагрузку. Вот и готовы скороспелки, которые по юниорам всех рвут, а по взрослым их уже и не видно, всё, спеклись. Либо – тренер не гонится за сиюминутным результатом, работает на совесть, заботливо и кропотливо выращивает смену для Олимпийской сборной… Так поступает настоящий тренер. Только зарплата у него при этом будет минимальная. Вот такая чушь. И я, чтобы платить своим тренерам хоть немного побольше, вынужден поощрять их набирать большие группы. Где лучшему будет уделено меньше внимания, чем в маленькой группе.

— А как в других странах решают эти проблемы?

— В Германии, например, тренеры чётко делятся по уровню подготовки подопечных. Есть чисто детский тренер, первый. Он передаёт своих ребят, которые достигли каких-то результатов, следующему тренеру. Этот следующий, когда и у него дети чего-то достигли, передаёт перспективных дальше, тренеру уже другого уровня. И так все способные дети вырастают, от наставника к наставнику, до сборной страны. И если спортсмен в итоге добивается успеха, то поощряется вся цепочка тренеров, кто с ним работал. И самое главное – они все получают одинаково. Начиная с первого и заканчивая хоть старшим тренером национальной сборной. Имеется в виду, за этого ученика – абсолютно одинаково! И, кстати, довольно неплохо. На наши деньги это будет тысяч сорок в месяц. Не заоблачная зарплата, конечно, но, по-моему, вполне прилично. Много где у нас сейчас можно прийти на зарплату в 40 тыс. руб.? А тут же человек ещё и занимается любимым делом, интересным, уважаемым, славу Родины, можно сказать, куёт.

— Мы такие же, как они, но почему они у себя проблемы решают, а мы у себя – нет? Или – так уже иногда порешаем, что лучше бы и не брались…

— А у нас страна очень большая. С одной стороны, это вырабатывает определенный менталитет – когда и «на авось» сойдёт, раз всего так много. Да и перекосов достаточно. А с другой стороны – объективно, они там близко все друг к другу. Там в одном углу крикнули – в другом тут же услышали. Им проще договариваться, они на виду, у них расстояния маленькие. Идёт постоянный обмен информацией. Не только в биатлоне, а и во всех сферах жизни. И эту информацию они принимают во внимание, делятся ею, используют на благо всех. Идут как бы вместе. А у нас, сколько ни кричи – пока там в другой стороне отголоски будут… Разобщённость у нас. А ничего хорошего в этом нет. Потому что мы можем соревнований сколько угодно проводить, хоть каждый месяц соревноваться во всех городах и областях – а толку-то? Если мы даже друг с другом этими данными не делимся. Вывод один: надо и нам, у себя в стране, объединяться. В конце концов, общее дело делаем.

 

…Прощаемся. Правда, хозяин кабинета по-прежнему не выказывает никаких признаков недовольства, и даже предупредил, что о биатлоне может разговаривать часами, но совесть тоже надо иметь: человек целый день без обеда. Да не просто человек, а спортсмен, который привык всё делать по режиму, и питаться в том числе…

Не тут-то было: директор отправился показывать свой теперь уже родной спорткомплекс.

 

Зал фехтования. Светлый, чистый, просторный. Подходит по всем стандартам и для проведения в меру серьёзных соревнований.

— Хочу сделать одну из сильнейших в городе секций фехтования. А то все возможности есть, а результаты пока так себе.

 

Зал гимнастики. Огромный, залитый светом, оборудование новое. Ощущение такое, будто вот-вот придут участники соревнований, и начнётся международный турнир.

— Так здесь снаряды такие же, как и на Олимпиаде в Лондоне были. Не все, конечно, но половина турников точно. Я здесь и Кубок Дитятина провожу. К нам 14 стран приезжают. Нужно будет дооборудовать. Пока что я тут освещение сменил. А то свисали какие-то фонари по типу складских, только что не ржавые и на ветру не скрипели. Но в депрессию запросто могли вогнать. А эти – современные, создают полную иллюзию дневного света. Комфортно.

 

Бассейн. 8 дорожек, чистота, вода голубая-голубая (почему-то на ум сразу приходят пальмы). Есть и второй бассейн, вполовину меньше основного – для самых маленьких.

— А здесь я ещё табло установлю, всю необходимую электронику, скорее всего «Omega». Потом, 8 дорожек в таких обычных бассейнах очень редко бывает. Я ж говорю, тут все возможности есть, чтобы и тренировочный процесс серьёзный построить, и соревнования на довольно приличном уровне проводить. Здесь даже гостиница есть, на 60 мест. Хочу увеличить до 80. Пусть люди приезжают! Финны вот недавно были, им понравилось. Уже записались провести здесь спортивный сбор. Это важно, это сразу поднимает статус спортшколы. Только нужно всё до ума довести. Наполнить современным оборудованием. А сначала сделаю ремонт.

 

Первое дело – стены. И не только потому, что местами штукатурка уже отваливается, несмотря на то, что комплексу всего два года. Стены как-то странно зашпатлёваны, стоит лишь притронуться – и кровоточащая ссадина обеспечена.

— А то, видите, какие стены? Потрогайте… И это для детей!

— Спасибо, — отвечаю, — уже потрогала, когда к вам поднималась. Уже заклеила пластырем то, чем потрогала.

 

Спускаемся. На одном из этажей – такой же амфитеатр, как и фойе, только здесь – пусто. Голые стены…

— А здесь будет музей. Музей славы спорта.

Прекрасная идея. Спускаемся дальше. Проходим рекреацию – что-то типа огромной лоджии: наружная стена – стеклянная, внутренняя стена – тоже стеклянная, заросли в огромных горшках.

Улыбается: — Я себе одну из рекреаций присмотрел. Всего их три, на каждом этаже. Я бы взял одну под кабинет. Да, боюсь, люди не поймут…

— Одну из трёх можно: мало того что директору, так ещё и президенту городской Федерации – самое то. Посетителям нравится. Легче будет договориться.

 

— У меня тут всё будет самое лучшее, — говорит Дмитрий. Говорит уверенно – и даже с некоторым вызовом… лидерским и чемпионским.

Отваживаюсь пошутить: — Кажется, этот ваш районный глава – большой психолог…

Усмехнулся… И заулыбался.

Да, знал Александр Евгеньевич Дмитриев, кому доверить спортивный комплекс.

 

Всех личных посетителей директор провожает до входной двери. И человеку приятно, и хозяин убедился, что гость ушёл удовлетворённый. Но – если так всех провожать, ни на какой обед времени точно не останется…

 

– Здорово тут у вас. Жизнеутверждающе, — говорю энергичному директору спорткомплекса и 2-кратному Олимпийскому чемпиону Дмитрию Васильеву.

Он согласен.

Александра Михневич, мастер спорта

 

P.S. Кто еще не побывал в спорткомплексе на Ушинского, 10, (м. «Гражданский проспект») – советуем посетить, предварительно позвонив по т. 957-57-51.