Мария Гусакова: Привыкать трудиться нужно с детства

481

Олимпийская чемпионка по лыжным гонкам Мария Гусакова – одна из плеяды советских лыжниц, приумноживших славу нашего спорта в 1950-60-е годы. И люди тогда были такие же, как сейчас, — считает Мария Ивановна. – Кроме, быть может, одного: тогда не боялись трудиться

Мария Гусакова

— Вся работа идет с детства. То есть, всё время. Не знаю, как по нынешним меркам – плохо ли жили, богато ли – но наша семья, считаю, нормально жила. У нас и корова была, и свиньи, овцы, гуси, куры, утки, и дедушка занимался пчеловодством. Огород большой. Дедушка с мамой приучали нас работать в огороде. Бабушка – в поле, а мы, дети – летом, чтобы не болтались почем зря, должны были гусей пригнать на озеро. А вечером загнать домой.

— Большая семья была?

— Я, два брата, дедушка с бабушкой и папа с мамой… Еще – воды принести из колодца. Было так заведено: воды не принесли – лакомства не получили. Не конфеты: их мы не видели и не имели понятия. Пили чай с медом. А дров не накололи – мёду не получили.

В войну папа и мама были на фронте. Мама окопы рыла, папа на передовой. Бабушка умерла. Остались трое детей с дедушкой. Мама приехала на побывку: младший в школу не ходит, и ни тетрадок, ни книжек нет. Она пошла к председателю колхоза, он только с фронта вернулся, раненый. И говорит ему: дайте парню быка (все лошади на фронте), пусть работает. Он с 5-го класса всё время работал. Сейчас ему 85 лет.

— Родители вернулись с фронта?

— Да. Отец был ранен четырежды, последний раз под Ленинградом, под Зеленогорском, здесь лечился в госпитале. Война закончилась. И он так здесь и остался. Через год и нас в Ленинград забрал. Только младшего оставил с дедушкой. А я как раз тогда окончила школу, семилетку. В Ленинграде папа – уже бригадир столярной мастерской – взял нас с братом к себе в ученики. Мы помогали делать ремонт в Ленгорисполкоме: Мариинский дворец, где Законодательное собрание находится. Раньше там было печное отопление. Но в войну, видно, не всегда могли топить, и паркет, двери, рамы – от морозов покоробило. И мы с братом помогали отцовской артели делать ремонт. В артели были еще и слесаря, и токаря. А мы по столярному делу. 17 лет мне тогда было. Мы с братом не могли сделать дверь или оконную раму: мы пилили доски в размер. Научились строгать, станок был строгальный, автоматический.

— Долго вы там работали?

— Да нет. Папа сказал: для девушки это не самое подходящее занятие. И послал дрова относить на Сытный рынок, продавать. А как я денег подкопила – учиться на курсы кройки и шитья: три года, профессиональные. В ателье, правда, потом не взяли ни в одно. Пошла швеей на фабрику «20 лет ВЛКСМ», на Петроградской стороне, недалеко от дома: шила детские платья. Шел мне тогда 19-й год.

Парад физкультурников. 1950-е.

— Как вы попали в спорт?

— Пришел на фабрику молодой инструктор. И говорит: девочки, надо на соревнования. Мы все: а какие хоть соревнования-то? Он отвечает: бегать.

А я шустрая была – и спрашиваю: а как бегать-то? А он – тоже парень не промах: а что ты, за мальчишками, что ли, не бегаешь?

Я ему: за мальчишками – то одно! а здесь – сколько бежать-то?

Оказалось – 1 км. «Можете, — говорит, — шагом идти, можете пробежать. Но лучше, если вы хорошо пробежите. Не будете же всё время сидеть шить»…

Вот, собрал он всех, парней, девчат. И в воскресенье отправились в ЦПКиО – на Елагин остров, кросс там устроили. Потом еще время проходит – вот, надо в Гатчину поехать, тоже кросс бежать. А потом пришла зима. И – на лыжи.

— А вы уже умели?

— В детстве дедушка делал лыжи из бочки – из дощечек – и катались… Опять нас инструктор собирает: я привезу лыжи, кто будет ходить? Мы все захотели. И он нас на стадион Кирова отвел, показал, как двигаться, как палками. Стали мы три раза в неделю после работы тренироваться, в ЦПКиО. Вскоре он нас на соревнования повез, в Гатчину, уже по лыжам.

Тренировал он нас на совесть. И лекции нам читал по лыжным гонкам, помимо практических занятий. Он мог готовить инструкторов-общественников. И вскоре я получила диплом, что я могу тоже работать инструктором. Это шел, наверное, 1950-й.

Мария Гусакова с подругами по команде (крайняя слева)

— Вы к тому времени уже какие-то результаты по лыжам показывали?

— На областном семинаре тренеров-общественников я выиграла 5 км. Стала выступать на областных соревнованиях. Потом и за сборную области. В 1952-м поехала на «Праздник Севера» в Мурманск, очень эти соревнования популярны были. Выиграла там 5 км и 10 км. И тренер Анна Ивановна Горбунова дает мне слаломные лыжи: иди, — говорит, — покрути с горки, как сможешь, и выиграешь абсолютное первенство. Я давай отмахиваться: что вы, я ж не умею! А она мне: умеешь! Два раза она показала, я попробовала – и выиграла.

ФОТО Г 15

Мария Гусакова финиширует второй (в центре)

На следующий год я выиграла ЦС ДСО «Спартак» и попала в сборную ЦС «Спартак». Идет 1955-й год, мы выезжаем на первенство Советского Союза, я выигрываю, меня включают в сборную СССР. Готовимся к 1956-му – к Олимпиаде. И на последнем сборе, перед Новым годом – ломаю руку.

— Кто поехал на Олимпиаду?

— Козырева (Баранова), Ерошина, Масленникова и Колчина. Выиграла «золото» Люба Козырева. Потом она вышла замуж за Баранова, переехала к мужу в Москву… Это же все воспитанники Алексея Николаевича Баженова. Рита Масленникова, Валя Царёва, Нина Зайцева, Дуся Мекшило, Рита Мезенцева, Люба Козырева, Рита Чалкова, много девчонок. Все тренировались у Баженова!

— Как вы попали к нему?

— Мой тренер в один день говорит мне: «Я больше не могу тебе ничего дать. А тебе надо развиваться, дальше двигаться. Собирайся, поедем к Алексею Николаевичу». Приехали мы на «Искру», на Крестовский остров. Там уже и Анна Каалесте была, и Зайцева, Масленникова, Царёва. Размялись, побегали. Играем в баскетбол. А я первый раз в баскетбол играю! Только и смотрю, чтобы мяч поймать, чтоб не хуже девчонок.

— Что вы делали у Баженова на тренировках?

— У него очень разнообразные были тренировки. Мы и в восьмерке гребли. Он рулевым садился, а мы все гребли. Тогда многие спортсмены, а лыжники почти все, занимались еще и греблей. Очень полезная тренировка, на выносливость, на все группы мышц.

Мы с Ниной Смирновой когда-то вместе бегали на лыжах за область. Она вышла замуж за брата Баженова: Смирнова она по мужу. Так она с лыж перешла на греблю. Я тоже не только в академии гребла: по байдарке 1-й разряд имела, туда меня Нина Смирнова «сосватала». Я же как: куда приглашают – туда и иду. И многие так же. Помимо лыж и другими видами занимались. Причина часто такая была: «Мама, можно я на танцы пойду?». «А в чем ты пойдешь?». Туфель даже приличных не было. И увлеклась спортом. На сборы, на соревнования повезут – дорогу оплатят. Там кормят. А хорошо выступаешь – еще и призы дают, то отрез на платье, то сорочку.

ФОТО Г 16

Мария Гусакова – участница торжественной церемонии открытия

— Вы попали к Баженову еще до того, как он стал тренером сборной?

— Да. Но уже вскоре его стали приглашать старшим тренером сборной СССР. Потому что почти вся женская сборная тогда – это же ленинградские лыжницы были. Но Алексей Николаевич сначала не соглашался: он же преподавал в институте Лесгафта, заведовал кафедрой. И тренировал. А меня он направил в техникум физической культуры, настоял, чтобы я училась. Такую вот путевку в жизнь дал… Знаете, он во время Великой Отечественной воевал в лыжном батальоне, многие лесгафтовцы воевали в партизанских отрядах, лыжных батальонах… Вот, но всё же он стал работать старшим тренером женской сборной СССР, 13 лет проработал. И пошла уже подготовка к Олимпиаде 1960 г. В 1959-м мы почти никуда за границу не выезжали, вся подготовка была на высоте, в Бакуриани. И летние сборы там же, на высоте. На Эльбрус ходили. Выезжали на высоту в Красную Поляну, это Сочи. И очень много было отборочных соревнований. Такая команда отобралась на Олимпиаду: Люба Баранова (Козырева), Ерошина, Колчина. И я.

— Вы знали своих зарубежных соперниц?

— Нет, у меня опыта особого в международных гонках не было. На Олимпиаде меня поставили в группу с Колчиной бежать, и я только хотела ей не проиграть. И вот бегу 10 км, на одном из поворотов Баженов кричит мне: проигрываешь Колчиной 19 секунд! Вскоре лыжник наш, из мужской команды, кричит мне: выигрываешь 19 секунд! Ну, тут уж вторая половина спуска, я как прибавила! Чтоб, значит, уж точно выиграть. Прибегаю: все меня поздравляют, а я рук-ног не чувствую, даже лыж не снять!.. Отстегнул мне кто-то лыжи, пришла я в себя. Меня поздравляют – а я даже не понимаю, что я выиграла! Медаль уж дали в руки, так я поверила.

— Ваш супруг Николай Гусаков тоже завоевал медали на той Олимпиаде.

— Да, впервые наш двоеборец – прыжки с трамплина и гонка – попал на Олимпиаде в призы. Николай занял 3-е место – получил «бронзу». И у меня – «золото» — за индивидуальную гонку и «серебро» — за эстафету. Так мы с ним домой в Ленинград все три медали везли, полный набор. После Олимпиады нам дали двухкомнатную квартиру, возле метро «Московская». Где памятник Ленину, там рядом. Зарплата у меня была, когда я в сборную входила, 175 руб. Это по тем временам очень неплохо. Орден Красного Знамени дали. Премию за Олимпиаду я получила 3.000 руб.

Мария Ивановна Гусакова на лыжах (справа)

— На что вы их потратили?

— Машину купили. Голубую «Волгу», «советский лимузин» считался. Николай ведь тоже премию получил, 1,5 тысячи рублей. Ну, вот, мы машину и купили, шикарную – и на мебель в новую квартиру поначалу даже денег не хватило. Мы хорошо выступали на международных соревнованиях, получали государственную стипендию – зарплату как члены сборной. Постоянно сидели на сборах, на всём готовом. Так что деньги копили, ни в чем не нуждались.

— Вы дружили с кем-то в команде?

— Да, ведь наши ленинградские девчата, в основном, сборную страны составляли. Мы и до сборной были хорошо знакомы. Больше всех я дружила с Евдокией Мекшило. И с Анной Цыганковой, тренером ленинградским замечательным по лыжным гонкам. До того, как тренером стать, она на лыжах бегала хорошо, мы эстафету вместе выиграли на чемпионате СССР. С Анной мы и сейчас общаемся, а Дуся недавно ушла из жизни…

Это была целая команда лыжниц, которые не только в стране, но и в мире выигрывали. На Олимпиаде я, того не зная – оказалось, самую верную тактику применила: ориентировалась, чтобы Колчиной не проиграть, и у всех выиграла. Вот какие мы сильные были. Не одна-две, а вся команда. Надо, надо, чтобы опять у нас выросли сильнейшие гонщики. Тем более что у нас и в стране, и в городе всё для этого есть.

Беседовала Александра Михневич