Александр Голинтовский. Формула Победы

212

Главное событие нового спортивного года – безусловно, Олимпийские игры в Сочи. Пловцы в Зимней Олимпиаде не участвуют. Но и у них тренировочный процесс идет планомерно и беспрерывно. Особенно у тех, кто поставил перед собой Великую Цель и идет к ней. Планомерно, день за днем, тренировка за тренировкой. Как призер Паралимпийских игр 2012 года пловец Александр Голинтовский

— Александр, вы всё время в бассейне, не устаете от плавания?

Да, действительно, в течение года в бассейне проходит очень много времени. Мы, профессиональные спортсмены – я говорю не только о пловцах, а вообще о серьезных спортсменах – мы проводим на тренировочных базах, наверное, 11 месяцев в году. Конечно, от этого устаешь. Прежде всего, это моральная усталость, психологическая. Когда всё уже приелось… Есть много разных способов выхода из этого состояния. В том числе и сборы. Порой меня спрашивают: у вас отличный бассейн, всё замечательно – зачем вам постоянные сборы?

Но это просто очень тяжело – все время находиться в одних и тех же условиях.

— Всё время от бортика до бортика…

— Причем, мы же два раза в сутки приходим в этот бассейн, проводим здесь по два часа за тренировку. Конечно, ты устаешь от этого.

Но – как бы там ни было, когда ты занимаешься любимым делом, ты находишь внутренние стимулы для того, чтобы не бросать это самое дело. Эти стимулы помогают двигаться дальше и справляться с трудностями.

— А у вас какие стимулы?

— Знаете, можно заговорить о медалях, можно заговорить о борьбе… Мне просто нравится делать то, что я делаю. Работать над собой, постоянно что-то преодолевать. Каждая тренировка – это шаг вперед. Мне нравится совершенствовать себя, свою технику, свою силу воли. Добиваться своих целей, пусть маленьких. На каждой тренировке ставится цель – тренер ее ставит, или ты сам. И на такие маленькие цели можно всю мою жизнь расписать.

Конечно, есть и большие планы, на будущее. Это можно назвать и следующие Паралимпийские игры, и ежегодный чемпионат мира. Или просто предстоящие курсовки. Когда ты разбиваешь одну очень большую цель на много маленьких целей, ежедневных задач, которые нужно выполнять – то сразу становится как-то проще. Когда ты выполнил маленькую задачу – ты получил удовлетворение. Чем если бы ты ждал целых четыре года и только и думал бы: вот, Олимпиада, всё… Так было бы очень сложно расти. Ты не смог бы сам себя оценивать, осознавать, сколько труда и сил уже вложено в достижение твоей цели. Сколько работы проделано. А когда ты каждый день оцениваешь себя – это гораздо лучше. Всегда можно что-то скорректировать.

— Маленькие задачи – это ступеньки на пути к великой цели…

— Конечно.

— А какая у вас самая великая цель?

— Знаете, я не могу сказать, что даже если на Паралимпийских играх я получу золотую медаль, достигну этого – то я на этом остановлюсь. Нет. Будут новые цели, новые задачи, новые интересы, увлечения. Которые тоже потребуют постановки своих целей и задач. И, наверное, главное во всем этом – это все время заниматься делом. Быть в движении. Наслаждаться жизнью. То есть, заниматься чем-то важным, любимым делом. И чувствовать себя нужным. Наверное, это и есть главная цель всей жизни. Чтобы жить и не ощущать себя беспомощным, ненужным.

— А вы когда-нибудь ощущали себя беспомощным и ненужным?

— Да, конечно. Все мы люди. У всех нас есть недостатки, какие-нибудь слабости. Все мы из этого состоим. Конечно, и у меня бывают такие моменты. Никто от этого не застрахован.

— Это связано с тем, что у вас слабое зрение? Или это свойственно любому человеку?

— Нет, это свойственно любому человеку. Даже абсолютно здоровый человек – имеющий все предрасположенности заниматься любым делом – может повесить нос. И сказать себе: ах, я такой беспомощный, и никому-то я не нужен… При том что объективных причин для этого никто не увидит. Кроме него самого. То есть человек сам себя загоняет в эти рамки. В эту клетку. И не может из нее выйти.

Я видел много людей, которые – без ног, без рук, без зрения – добиваются таких вещей, насчет которых многие здоровые люди за всю свою жизнь даже не ставят себе таких целей. И в силу какой-то замкнутости на самом себе, зацикленности – не могут достичь… Нет, это ни в коем случае не упрек кому бы то ни было. Каждый строит свою жизнь сам. Но – собственная клетка – это проблема. А вот если ты сумеешь выйти из нее, если тебе не нравится эта клетка – то всё в твоих руках. Да, движение вперед – это тяжело. Но если не получилось, надо пытаться еще раз, и еще. И еще. Либо как-нибудь пересмотреть то, что ты делаешь. Есть много вариантов выхода из ситуации.

— А вам трудно строить свою жизнь?

— Нет. Я никогда не говорил себе такого… Нет, я не считаю, что мне трудно строить свою жизнь.

— Вы учились в обычной школе или в специализированной?

— Я учился в школе для слабовидящих и слепых детей им. Грота №1. Я там отучился 12 лет. Так что я всегда был с ребятами не только слабовидящими, но и теми, кто вообще не видит. У меня много друзей с ослабленным зрением. Я уже давно в этой тусовке. У меня с рождения слабое зрение. А ближе к концу школы оно совсем ослабло.

— А в университете вы учитесь в обычной группе?

— Да. Правда, сейчас я туда не хожу… Сейчас плюсы в том, что большинство лекций есть в электронном виде, ты можешь прийти домой, увеличить шрифт, увеличить экран. Тебя никто не торопит… Вот как в школе, когда я учился, у нас там был огромный шрифт, контрастный. А в университете, на первом курсе – да, я садился поначалу за первую парту, и списывал у кого-нибудь, если всё равно не видел. А в основном старался успевать писать под диктовку.

— Знаете, вообще не скажешь, что вы ограничены в своих возможностях…

— Но при встрече в метро со знакомыми – они меня узнают первыми, не я их… Такие вот мелочи… Вроде того, что когда попадаешь первый раз в незнакомое место – не можешь сориентироваться. И возникает такое чувство: а что ты вообще здесь делаешь? Где ты находишься, и куда тебе идти…

— То есть, вы вообще не видите табличек с названиями улиц и номерами домов?

— Да, конечно. Приходится подойти к кому-то, спросить… Как говорится, язык до Киева доведет. То есть, коммуникабельность всегда помогает. Ну, да, есть мелочи, проблемы такого характера. Но если перевести это на мою спортивную жизнь, то здесь уже всё обстоит серьезнее. Когда я прихожу к врачам, и они видят мой диагноз, то их первый вопрос обычно: а как вы вообще плаваете?.. Я им объясняю: так и так. Они спрашивают: на каком вы пульсе работаете? Я отвечаю: бывает под 180, под 200 ударов. Врачи говорят: а вам нельзя этого делать! Потому что это очень вредно для вас, и очень велик риск потерять вообще зрение.

И вот эти слова постоянно звучат, накладываются друг на друга… Но всё зависит от тебя самого.

Их можно не учитывать.

Можно смириться, остаться довольным тем, что уже достигнуто…

— А можно и дальше заниматься своим делом?..

— Да, можно и дальше заниматься своим делом. Но – исходя из этого ограничения, перестроить свою нагрузку. Но так даже интереснее. Это своего рода новые вызовы. Нужно придумать или узнать новые методики. Откроются новые резервы. Понимаете, все ограничения зависят только от людей. Их ставим себе только мы сами. И всё дело в том, как ими распорядиться.

— У вас это реальная угроза для здоровья? Или врачи перестраховываются?

— Это реальные диагнозы. Объективные. Да я и сам это чувствую. У меня болят глаза. Иногда они болят очень уж сильно. Вот, в январе мы немножко переборщили с тренировками. И тогда я запаниковал, что у меня действительно очень плохо со зрением. Я просто уже ни на чем не мог сфокусировать зрение, и еще я не мог… Ладно, не будем жаловаться! Просто нужно было пересмотреть нагрузочный режим. Подойти к этому по-другому. С головой! Ведь здоровье – одно.

— А вообще в жизни вам приходится себя ограничивать?

— Да, приходится. Но это просто связано со спортом, с моим образом жизни. Как у любого спортсмена. Режим дня, режим питания, отдыха, нагрузки. Но для меня это не ограничение. Это просто определенные условия, в которых ты живешь. И если ты это выполняешь, ты становишься сильнее. А если не выполняешь – ну, тогда у тебя пойдут… кто-то называет это неудачей, а кто-то – закономерностью.

— У вас есть друзья?

— Конечно. У меня есть и друзья, связанные со спортом. Есть и друзья из университета им. Бонч-Бруевича, в котором я учусь. Есть школьные друзья, с которыми я сохраняю дружеские отношения. Сейчас, правда, мы уже не очень часто общаемся, прошло достаточно много времени после окончания школы. Наши дорожки немножко разошлись, но мы стараемся поддерживать контакт. Но у них уже своя жизнь, своя работа, у кого-то уже семья. А у меня – свой образ жизни. Мне звонят порой, зовут куда-то, а я говорю: не могу, я сейчас на сборах где-нибудь.

— Чтобы быть чемпионом, наверное, приходится от чего-то отказываться. Трехкратный Олимпийский чемпион по легкой атлетике Питер Снелл в своей книге пишет, что поначалу бывали мысли: зачем это всё. А потом, когда уже в спорте добился чего-то серьезного, пришло понимание: уже так много сделано, столько труда, времени и сил вложено именно в это. И было бы просто глупо бросить всё это на полпути. И тем более – за шаг до победного финиша.

— Да, конечно, приходится отказываться от чего-то второстепенного. За год до Паралимпийских игр я взял академический отпуск, чтобы хорошо подготовиться к выступлению. И сосредоточился на плавании. На весь год с головой погрузился в свое дело – в спорт. Жил в училище Олимпийского резерва, рядом с Центром плавания на улице Хлопина. У меня был жесткий график. Вся неделя была расписана. Я знал, что я должен сделать. Какие у меня цели. Чего я хочу добиться… И всё дало свой результат.

— Сколько вам было лет, когда вы осознали, что это – ваше?

— У меня это произошло постепенно. Как-то всё шло, шло. Приходила уверенность в себе, возникали новые цели. Достигались вершины, о которых даже не думал. И эти открытые вершины, в свою очередь, давали новые толчки. Например, еще в 2011 году – в начале года – я не мог и подумать о том, что отберусь на Игры. Не говоря уже о бронзовой медали.

— Двух бронзовых медалях.

— Да, двух. Я просто делал то, что делал. В апреле того года был чемпионат мира, подготовились – выступили, попробовали новые дистанции проплыть. Поставили цели, небольшие. Так получилось, что завоевали медали. Хорошо. Дальше был чемпионат Европы. Мы с тренером подумали и решили: нужно просто хорошо выступить. Тренер мне сказал: вот твой результат на предыдущих соревнованиях, тебе его нужно побить. Это и была главная цель. Тренер никогда не говорит мне о медалях. Это может говорить главный тренер, начальство, мои друзья: «ты должен золото привезти, то сё»… Тренер же никогда такого не скажет. Ему интересен, во-первых, результат. Если я сделал шаг вперед, значит, я выполнил свою работу. Если я сделал большой шаг, то я вообще молодец. И на чемпионате Европы я взял бронзовую медаль. В отборочных уже хорошо проплыл, потом еще улучшаю, попадаю в конкурентную борьбу – между двух сильных пловцов.

— Они вас подстегнули…

— Да, подстегнули. Я становлюсь третьим. И мы поверили в то, что можем отобраться на Паралимпийские игры. И даже не просто отобраться: мое время – которое было до старта, и то, насколько я его улучшил – показало, что я могу бороться с мировыми лидерами. Эта цель в 2012 году была достигнута.

Обычно тренер подходит ко мне и говорит: «Саша, делай что хочешь, но сегодня твое время должно быть таким». Всё, и Саша встает и делает. Вот, на дистанции 100 м вольным стилем я не мог поверить, что так проплыву, потому что там очень сильные пловцы. Но я утром вставал и говорил себе: хочу у белоруса выиграть. Поставил такую цель, и – о! белоруса обогнал: я 4-й, он 5-й. Тут же думаю: о, там австралиец недалеко от меня, надо и его тоже. Вечером, после отдыха, встаю, обгоняю австралийца, становлюсь третьим… Понимаете, глобального ничего такого не было. Я поставил маленькую цель и ее достиг.

— О, вот формула успеха: ставить реальные цели и верить в себя!..

— Да, нужно быть реалистом. Опять же, мечту забывать не стоит. Но нужно всё же реально относиться. Да, я знаю людей, которые ставят себе очень нереальные цели, прямо заоблачные. И – р-раз, их добиваются. Есть такие люди, да. Но я так не умею.

— Тогда уточненная формула: высокая мечта, реальные цели и вера в себя.

— Да. И даже не просто вера в себя – а вера в то, что ты делаешь. Как ты это делаешь. И еще: в нашем деле верить нужно не только себе, но и своему тренеру. Доверять тренеру, как он подошел к нагрузке, как он тебя потренировал. Ты думаешь: да, вроде я выполнил всё, что он мне дал. Поработали хорошо. То есть, нужно довериться ему. Верить.

— А вам важно, чтобы в вас верили?

— Очень важно. Это один из больших стимулов. При этом важно, чтобы верили – но не переоценивали. Знаете, есть такая тонкая грань, когда в тебя верят, верят в то, чего ты хочешь добиться. А есть такое, когда говорят: да мы в тебя верим, давай, медали выигрывай.

— К Олимпиаде вы были готовы физически, обрели хорошую форму, показали отличный результат. А психологическое состояние, вслед за физическим – быть готовым побеждать – к вам пришло внезапно, резко?

— Нет, не резко. Понимаете, в паралимпийском спорте я уже давно. Десяток лет уже точно есть. Например, когда я выпускался из школы, у меня была цель: выполнить мастера спорта. Потом были другие цели. Другие достижения. Мастерство постепенно накапливалось, сила росла. Работа шла. И, вот так, постепенно, постепенно, я пришел к тому, что готов на равных бороться с самыми сильными.

Беседовала Александра Михневич