Любовь Мухачёва: «Нужно просто сделать хорошо всё то, что ты уже умеешь»

388

Олимпийская чемпионка по лыжным гонкам Любовь Алексеевна Мухачева 6 февраля едет в Сочи – с первой сменой Олимпийцев: заслуженных спортсменов, в чью честь уже звучал гимн нашей страны. Собирается смотреть – естественно, лыжные гонки. И – биатлон

— Любовь Алексеевна, за кого из биатлонистов будете болеть?

— Я всегда болею за сильнейших! За борцов – за тех, кто борется до самого конца. И – побеждает. Пусть будет красивая борьба! Ну, а так – конечно, мы будем болеть за всех наших. Пусть фортуна им улыбнется. Они будут выступать в родных стенах – пусть им это поможет. Ну, а за наших, петербургских, спортсменов буду болеть в первую очередь. 23 января окончательное формирование сборных команд. Надеюсь, Дмитрий Малышко будет выступать на Олимпиаде – буду болеть за него. Наверное, за него – больше всего, тем более что из питерских лыжников в Сочи никто не выступает. Желаю Диме от всей души выступить достойно. Так, как он может.

— Перед поездкой в Сочи испытываете волнение?

— Нет! Мы же туристами едем. Сами выступать не будем. Вот, получим в Москве паспорт болельщика – и будем болеть!

— Вы помните свои чувства, эмоции, когда сами ехали на Олимпиаду выступать?

— Еще бы! Тогда было очень сложно попасть в сборную команду Советского Союза. Остальные девушки в сборной – и постарше меня, и опытнее. А я поздно начала заниматься лыжными гонками: в 17 лет. И Олимпиада – мой первый такой серьезный старт. Я ехала и, конечно, волновалась.

Но ведь до этого на протяжении нескольких лет жизни всё было подчинено серьезным тренировкам. Все мысли – об одном: не просто так тренироваться, а – обязательно! – попасть на Олимпийские игры.

Я попала на Олимпиаду на последнем отборе. И тут уж ехала с мыслями о победе.

— Сами гонки сложились для вас драматично?

— Раньше только последнему говорили, как он бежит. И на 10 км – если бы мне сразу сообщили о моем ходе, я была бы третьей. Но сообщили – не мне, а моей сопернице Марьяти Кайсман – что она мне проигрывает. На последних 700 м она уперлась – и выиграла у меня 1 секунду, даже меньше секунды: она завоевала бронзу, я стала четвертой. Я, конечно, расстроилась, плакала.

На следующей дистанции я шла 3 км лидером, по мне уже всех подгоняли. И на каком-то повороте я сильно упала – и сразу стала 22-ой.

Последний километр я шла – мне уже было всё равно: сердце лопнет, или еще что-то – но лишь бы не подвести страну. Нашу страну. И я выбралась с 22-го места на 6-е.

— Сильно переживали?

— Прямо на финише расплакалась… Главный тренер подходит – обнял, крутанул вокруг себя – и говорит, спокойно так, с улыбкой:

— Ладно, не плачь, будешь ты стоять на пьедестале.

Через два дня – эстафета. Меня, как самую молодую, поставили на 1-й этап.

А я никогда не ходила 1-й этап! Я любила 2-й: разбираться со всеми – когда придет караван. И вдруг – первый этап. Там особая тактика, а я ее не знала…

Стою на старте, стартер поднял пистолет – и кричит всем: «Назад!». Потому что все носки своих лыж вперед суют – чтобы как можно быстрее рвануть со старта. И когда он выстрелил, я увидела перед собой только спины – я-то вперед не лезла, стартера слушалась.

И вот я – последняя! И у меня сразу мысль: «Подвела! Весь наш народ! Как же я могла…».

Метров через 400 – когда все дорожки стали сходиться в две колеи, и дальше волчатник стоит, его не обойти – я шла 7–8-я. Смотрю: а многие уже выдыхаются, после такого старта. Ну, думаю, пока они тут все выдыхаются, мне нужно как-то выбираться: я-то нормальная!

И я стала шлепать носками лыж по пяткам передних. И ору! Одна дернулась, перед ней тоже вроде побыстрее пошла – и вся наша левая колея чуть продвинулась. А правая колея – прозевала. И я – наперерез! А та, что позади меня – она ж не будет лыжи ломать – ей пришлось притормозить, пропустить меня. И я ринулась в этот зазор, на соседнюю колею – и вырвалась вперед!

И так, делая несколько раз – то с левой колеи на правую, то обратно – я и обогнала всех.

— Так это же рваная гонка получилась, еще и зигзагом – это ж еще тяжелее!

— А по-другому никак было не вырваться. Так просто никто не даст пройти. И вот я уже иду первая. Вдруг слышу: мне стучат по пяткам. Я перехожу на правую колею. Мне опять стучат по пяткам – перехожу на левую колею. Мне опять стучат по пяткам! Я поворачиваюсь – и говорю сопернице: чего стучать, вот, соседняя колея свободная! Так и будешь за мной перескакивать? Ну, и добавляю, что я о ней думаю. Она – это оказалась Хелена Такало, она стала чемпионкой Олимпийских игр, но следующих, в 1976 году – остановилась, сделала круглые глаза. Я перешла на соседнюю колею и побежала дальше. Она побежала рядом, больше мне на пятки никто не наступал. А Хелене я «привезла» 15 секунд. Следующий этап шла Алевтина Аленина, потом Галина Кулакова. Мы выиграли.

— Сколько лет вы готовились к Олимпиаде?

— Заниматься лыжными гонками я стала с 17-ти. На Олимпиаду поехала в 24 с половиной. Можно сказать, что этому предшествовало 6–7 лет тяжелой работы. С мыслями только об Олимпиаде.

— А вы помните самый последний этап подготовки – уже непосредственно перед Олимпийскими играми?

— Да. Там очень много было разных отборов, контрольных тренировок… Ужас! Знаете, я придумала для себя такой способ настроиться на гонку: я врубала рок-н-ролл! Мне это очень помогало. Я возила с собой маленький магнитофон. Включала рок-н-ролл на несколько минут – и выходила на разминку. Так перед каждым стартом. Потому что напряжёнка была очень сильная. Каждый хотел попасть на Олимпиаду. Очень серьезная борьба шла.

— Наверное, этот период был очень изматывающим? Нервное напряжение, ожидание, да еще старт за стартом…

— Да.

— Как вы с этим справлялись?

— Очень тяжело было. Какое-то время из-за нервных перегрузок я почти не спала. Наверное, около полугода. Но почему-то нормально себя чувствовала…

И на самой Олимпиаде так же. Перед обеими личными гонками плохо спала. А перед эстафетой вдруг уснула! Меня будит Галина Кулакова:

— Ты чего спишь! Первый этап! Уже все на завтрак собираются, а ты всё спишь!

Старт был в 9 утра, а вставали в 6.

Ну, я вскочила, быстренько собралась. Пошли на завтрак. Есть ничего не хотелось, но мы там чего-то перекусили… И на старт.

А нужно было накатывать колею самим; раньше сами накатывали. И вот, у нас был доктор Сапроненков, и я – то есть, все, кто свободен, накатывали лыжню. Ну, вот, иду, катаю, голову опустила… Боюсь. Первый этап никогда не бегала в жизни. И вдруг наш доктор остановился:

— Ты чего, — говорит, — ходишь, рогом в землю? Подними глаза – посмотри: вон, на тебя все глядят – боятся!

Я – темная лошадка! Меня ж никто не знал! И я сразу так на них на всех посмотрела… И успокоилась.

— Когда вы вставали на олимпийский старт – как вы себя настраивали? Какие-то особые слова, может быть…

— Никаких слов, просто отключаешься от всего. От всего мира. В этот момент у тебя впереди – только самое важное сейчас. Только то, что ты должен сейчас сделать. И нужно это сделать как можно лучше. И – мысленно быстро проходишь всю дистанцию: где и как бы ты шел. То есть, просто нужно сделать хорошо всё то, что ты уже умеешь. Я вот так обычно настраивалась.

Ни с кем не нужно разговаривать, ни за кого болеть. Вообще не отвлекаться. Концентрируешь всё внимание только на гонке.

— Любовь Алексеевна, в ваше время была целая чемпионская плеяда в лыжных гонках. Можно ли такое возродить?

— В первую очередь, нужно поднимать детский спорт. И уроки физкультуры должны быть качественными, не для галочки. Чтобы дети развивали свои двигательные функции, реакцию, ловкость, силу. Но – не натаскивать их на результат в спортивных школах. Если б я тренировалась с самого детства, то скорее всего, годам к 15-ти я бы уже лыжи сломала через колено. Нельзя форсировать нагрузку, нельзя детей причесывать под одну гребенку. Если человеку не дано стать чемпионом, он им не станет. Но будет просто здоровым, физически развитым человеком. Спорт – это еще и дисциплина, умение работать, рассчитывать свои силы, время и всё-всё-всё. Я же сама 25 лет отработала детским тренером.

— Где вы работали?

— В «Труде». Потом – в Профсоюзах, когда ДСО объединили. Петр Алексеевич Тресков у нас в «Труде» возглавлял спорткомитет. Это еще до того, как он стал первым заместителем председателя городского Комитета. Мы с ним очень хорошо знакомы. Он всегда нам помогал в работе. И ЦС «Труд» помогал проводить, это же основное соревнование – первенство и чемпионат ведомства. И с экипировкой команды, и с поездками, с размещением – всегда делал всё, что от него зависело. Никогда спорту не вредил, во всяком случае.

— Недавно вы стали одним из учредителей Спортивного клуба «ВИФК».

— Да, вместе с Любой Егоровой и Анатолием Алябьевым. Я пока еще не в курсе всех деталей, поскольку это новое дело, всё еще только начинается. Там только что построили лыжно-биатлонный стадион. Еще собираются сделать целый комплекс из домиков, чтобы люди – не только профессионалы – могли приехать и покататься. На ВИФК очень хорошие трассы. И освещение есть. Там можно проводить занятия и с детьми, и ветераны смогут заниматься. Токсово – идеальное место!

И мы с Любой Егоровой, конечно, согласились – Толик Алябьев нас подбил на это дело. Я думаю, что это дело хорошее. И, насколько я знаю, это всё будет именно для развития спорта – и детско-юношеского, и ветеранского, и очень важно, что бесплатно. Но при этом сам комплекс, который там хотят построить, будет высокого уровня и качества, и там смогут тренироваться сборные команды города. А если еще и гостиницу сделают, как собираются, то – может быть, даст Бог – вернем сюда этап Кубка мира! Очень бы хотелось.

Беседовала Александра Михневич