Сергей Москвин: Есть особые люди – продолжают работать, вися на ниточке над бушующим морем. Причём, без эмоций

308

Часть 2, окончание. Сергей Васильевич Москвин – советник РАЕН (Российская Академия естественных наук), член-корреспондент МАБИ (Международная Академия безопасности инфраструктуры), системный методолог, профессор БГТУ им. Устинова «ВОЕНМЕХ». Исследованиями в сфере методики подготовки спортсменов Сергей Васильевич занимается, – как он сам говорит, – всю жизнь

Спорт – это большая наука. Надо работать системно в 4-х направлениях. Человек является гармоничным единством физического, психического, ментального и духовного. А сейчас у нас в спорте сделан упор на физический компонент. Ты должен быть машиной, беги, делай стереотипные движения, стандарты отработал, получай. А психология…

Не будет личности в биатлоне – не будет результата.

Я общался со многими тренерами. Спрашиваю у одного, специалиста весьма высокого уровня, не буду называть его фамилию: а почему ты, такой умный, не хочешь написать кандидатскую диссертацию? Про методику подготовки биатлонистов. Ты же всё знаешь! Ты видишь.

Ответ – знаете, какой был? «А зачем мне это нужно, это мне не приносит никаких материальных дивидендов».

А ведь сегодня нет ничего лучше современной, действенной, выверенной методики. Вот немцы, со своими методическими разработками. Немцы знают про нас всё. До деталей. Вот, два «нейтральных» вопроса и похлопывание «нейтральным» человеком вас по плечу перед стартом – может снять с вас энергетический ваш потенциал. А этого люди наши не понимают. Можно взять человека за руку и сказать какие-то слова – и этого хватит для того, чтобы у него стрельба не пошла.

Нужен грамотный системный анализ. Биатлон – очень интересный вид спорта: вы воюете против конкретного соперника. Если вы будете знать сценарий-1, сценарий-2, сценарий-3, а подкорректируете уже на трассе – вы можете предложить сопернику контр-сценарий. Если вы что-то начинаете сочинять по ходу пьесы – привет.

С утра встал, посмотрел на погоду, на верхнюю кромку, на метео-корректор – или вышел в Олимпийскую деревню прогуляться, увидел конкурента – и сказал: да, сегодня у меня состав такой.

— Вариант 335-й, всё готово.

— Да, вариант 335-й, да, мазь такая.

— Я прочла в одном умном журнале («Пригород») такую историю – как пример стратегического мышления:

«Ночью фельдмаршала Мольтке разбудил адъютант:

— Господин фельдмаршал, на нас напали!

— Откуда?

— Через Бельгию.

Он сказал:

— Третий ящик моего стола, конверт лежит сверху.

Перевернулся на другой бок и заснул.

Через три месяца Германия выиграла эту войну.»

— Вот, очень хороший пример.

И еще: есть такое понятие – внутренняя конкуренция в команде. Я не говорю – в конкретной команде. Но часто бывает, когда молодежь говорит: да, он никакой, «старый загнанный конь», чего его взяли. Вот такое отношение к члену команды – недопустимо. И – обратное: «молодой, щегол, такой-сякой». Все же прекрасно понимают, что есть тысяча способов человеку помешать. Чуть-чуть вывести из строя амуницию, за обедом сказать что-нибудь не то…

Есть еще сакральный элемент… Опять же, я не навязываю свое мнение, но есть такое понятие: молитва перед сражением. Я тысячу раз наблюдал – имел такую статистику: говоришь спортсменам: ребята, давайте мы сейчас искренне, как на поле боя, помолимся – и идем с Богом.

— Или – герб твоей страны на кофте, на груди – в этом тоже что-то есть.

— Конечно. Даже, например, я наношу некий знак – и этот знак «работает». Этот знак индивидуален, например, для стрелка. Сделать компенсатор или «правильную» эмблему – и она начинает работать на пылевом уровне, на уровне психологии.

Еще что порой губит наших спортсменов? Полное отсутствие психофизиологической релаксации во время жёстких соревнований. Вот он сегодня выиграл – завтра он выиграть не может, потому что он не умеет отбросить эту победу. У него бета-эндорфины, его колбасит, и это обязательно скажется на курке, на изготовке, на ошибках, на микро-треморе и т.д.

— А как надо? Почему Бьорндален может?

— Это делается в одно движение. Надевается энцефалограф – шапочка, причем даже не инвазивная – выводите на экран монитора. Человеку говорят: улыбнись, пожалуйста – он улыбается. И в соответствующих репрезентативных точках пошла такая динамика, такая буря – а всего-то обычные мимические мышцы! И, если вы обратили внимание на Бьорндалена – когда он улыбаться начинает, и то скромно?

Когда уже всё.

А до этого – он в состоянии пустоты. Ни одна даже мимическая мышца не работает, значит, все нейронные связи, всё остальное – направлено туда.

Попробуйте фигуристке в 15 лет объяснить в три дня, что – чтобы выиграть золотую медаль, нужно забыть про всё. Про все провалы. И про все предыдущие медали.

Начинать сначала.

В биатлоне – каждый выстрел – это новый старт. И подготовить себя к этому старту за это время, если ты выгорел, или наоборот на эмоциях – куда ж ты денешься?

Трибуны орут, ты на них реагируешь…

— А до этого еще давили: давай-давай медали…

— Да, давай медали…

Дальше. Еще важны вопросы сбалансированного питания.

— А разве у нас сборные плохо питаются?

— Я просто привожу пример. Я знаю, чем питаются, как питаются. Кстати, в Университете Лесгафта очень хорошая школа, которая этим занимается. Дело в том, что питание должно быть энергетически сбалансированным.

Есть товар широкого потребления, а есть такой же товар, который необходим для профессионального спортсмена. И – индивидуально подобранный под него. Это важно.

Судьба свела меня с одним доктором наук, профессором, он мне рассказывал о диете великого чешского бегуна Эмиля Затопека. У него завтрак состоял – столько-то граммов жирной селедки, яйцо всмятку и т.д. Вот это был завтрак – подчеркиваю, спортивный завтрак.

— И – именно его.

— Именно его. Мы пробовали – и знаем: это позволяет держать себя в форме, не будет живота и т.д. Тому, кто серьезно тренируется. Наши спортсмены зачастую питаются не сбалансированно. И очень часто не хватает витаминов и конкретно жирных кислот омега-3. Вот, Бьорндален, норвежец: рыбы – сколько угодно, красной, белой, такой, сякой. Вот, накормить сейчас Дмитрия Малышко правильной рыбой…

— Неужели их там рыбой не кормят?..

— Кормят, но недостаточно. Еще раз повторю: это блок, один из блоков. Необходимых.

— Что-то упустить – и всё?

— Совершенно верно. И если на уровне физическом понятно, что делать, то на уровне психологии – нужен грамотный релакс. Надо создавать релаксационные кабинеты.

— А что, у них там, в сборной, ничего, что ли, нет?

— В том виде, в котором это должно быть, этого нет. Идея проста, это всё известно. Но нужно создать настоящий психо-релаксационный кабинет. Можно сделать – маленькое помещение, можно – нормальное. Можно использовать аутогенную тренировку.

Современный спортсмен заточен на результат. Готов пожертвовать своим здоровьем. Любым. Ему нужна медаль. Спорт высоких достижений превратился еще и в добывание призов. За первое место вы получаете такую-то сумму. Тренер набирает баллы и становится заслуженным. И т.д. Это не плохо само по себе.

Плохо – когда это ставится во главу угла.

Дальше.

У нас в Вооруженных Силах сейчас сделан упор на возвращение нормального ВПК (Военно-промышленный комплекс).

Создание хай-класса оружия для биатлона вполне возможно. У ВПК есть и силы, и резервы, если и часть денег бросить на создание оружия другого уровня – немножко, на 5 % лучше, чем зарубежные аналоги – это вполне можно сегодня сделать.

— На базе Ижевска?

— Это можно сделать в Климовске, в Ижевске, в Коврове. Можно у нас в Питере. У нас в стране – достаточно перспективные разработки, которые могли бы ключевым образом изменить ситуацию.

Кто сказал, что будет плохо, если у нас будет массовая биатлонная винтовка – для подготовки молодняка? Не зарубежная! Ведь мы же кормим сейчас зарубежного производителя.

Здесь тянется: винтовка – высокие технологии – апгрейд этой винтовки.

Условно говоря, какой-то элемент винтовки меняет свой цвет – и ты знаешь, что боковой ветер – 15 м/сек. И направление такое-то. Это хай-тек, так же, как и в одежде. Вся одежда к нам практически приехала из-за рубежа, а у нас только наклеиваются соответствующие эмблемы.

Кстати, специалисты Военно-Медицинской академии имени Кирова некогда проводили исследования. Был там такой уникальный 23-й отдел. Так вот, когда биатлонист бежит, его одежда должна правильно вентилироваться. Это касается всех видов спорта с особым психофизиологическим статусом. А у нас сейчас всё термобелье, вся одежда, которую используют наши спортсмены, она, как правило, облегающая. Да, она хорошо абсорбирует влагу. Но если у стрелка-биатлониста область крестца и паха не будет правильно вентилироваться, он попадать в цель не будет. В идеале – создать умную одежду, предназначенную для конкретного вида спорта. Например, для биатлона, или для лыжных гонок на 50 км. Сегодня, к сожалению, этот момент не учитывается. У нас сейчас приоритет не функциональности, а дизайну.

— Сергей Васильевич, конечно, вы абсолютно правы! Оружие, экипировка, питание, психологическая поддержка: без всего этого высокий результат не возможен. Но – всё же, сам-то спортсмен – он же не песчинка, не пешка. Он личность! Он должен сам хоть что-то… Уметь концентрироваться, правильно себя настроить…

— Сейчас была сказана ключевая фраза: личность. Вот, есть люди с исключительной устойчивостью центральной нервной системы. Вот он будет висеть на ниточке над бушующим морем – и он будет работать. Без эмоций. Будет делать то, что – он знает, что должен делать.

Если ты выходишь на рубеж и чувствуешь, что тебя колбасит и ты собой управлять не можешь, всё, состояние пустоты не поймано. Поймать его человек сам не может.

— Есть исключения: например, Анатолий Николаевич Алябьев.

— У него другой психо-тип. И другой уровень интеллекта. Он интеллектуал. Он умеет себя включить в этот режим.

Человек – многоуровневая система.

Переведи себя в момент ответственного соревнования на этот уровень – и останься ты на нем в процессе стрельбы. Грубо говоря: на гонке ты – вот здесь, а на рубеже – подходи вот с этим уровнем. И не реагируй. Ни на противника, ни на ветер.

И сохрани концентрацию.

— И просто, и сложно.

— Хорошо, есть заговоры. Пой песню. «Широка страна моя родная». Это тоже метод.

— То есть, не реагируй, не позволяй себя вывести.

— Не только. Это внутренний процесс. Ты должен себя подготовить.

Например, за день до старта: да не общайся ни с кем! Вообще. Уйди. Спрячься.

Нельзя спрятаться буквально, физически – уйди в себя. Но – прочно.

В биатлоне очень важно – снег, лыжня, смазки. Но сейчас такое выступление биатлонистов с чем еще было связано? И – Олимпийская медаль эстафетная почему появилась? Потому что ребята, тренируясь, вкатились. А вкатились они не только в лыжи. Они вкатились – в снег, в лыжи, в условия высокогорья. И вкатились – еще в стрельбу. Потому что стрельба в условиях высокогорья даже сказывается на работе глаз и на состоянии капилляров.

Подойти к «пику».

Всё, точка.

Нет ничего лучше эффективной методики. А на пустом месте методику создать… Ведь даже такой фактор нужно учитывать, как этнопсихология.

Николай Лесков сказал: из русского человека – либо икона, либо дубина.

— Крайности, от больших размеров широты русской души…

— Да. Третьего не дано. Правда, я еще добавляю: либо Буратино. То есть, всё-таки три. И еще – у нас сейчас преобладает женская психология. Это беда. И в воспитании молодежи, и в отношении к Вооруженным Силам. И – отношения в спорте в том числе.

— А в каком смысле – к Вооруженным Силам?

— Отвечу очень просто: когда я вижу девочек в военной форме, которые маршируют на плацу, с косами и на каблуках, я прекрасно понимаю, что – когда наступит кризисный момент, они скажут мужикам: иди, воюй, а я побуду здесь, за тобой.

И еще: русские, к сожалению, чемпионы по беганию по граблям. И это касается впрямую нашего большого спорта. Я не говорю о людях, которые сами прошли школу спорта. Я имею в виду «случайно назначенных»: вот, будешь руководить, и всё. Вот тебе деньги, вот тебе ресурс, работай. А он и знать не знает, что такое этот спорт. Это очень неприятно. Они определяют политику. А политика выливается в стратегию. А стратегия, в конечном счете, и в тактику – ка каждом конкретном турнире. И – в отношение к спортсмену как к винтику. Давай, делай. А мы потом из тебя сделаем – либо… Хоккеисты до определенного момента – до проигрыша финнам – были иконой. А сразу после – стали дубиной. Плющенко – та же история. И так далее.

Но ведь это же спорт!

Беседовала Александра Михневич