Екатерина Юрлова: «Первый раз в жизни не думала ни о каких местах»

183
В интервью российским журналистам по окончании официальной пресс-конференции Екатерина ЮРЛОВА рассказала о том, что ей говорила после финиша обладательница большого Хрустального глобуса Кайса Мякяряйнен, а также о мыслях завершить карьеру и о том, кто ей снова помог поверить в себя.
 

«Никакого волнения во время гонки не было»
– Катя, вы – чемпионка мира! Понимаете это?
– Месяц назад после двух медалей на чемпионате Европы в Отепя отец сказал мне: «Катя, хорошо. Это первый шаг к успеху на чемпионате мира». Тогда я и сама поверила, что все реально.
 
— Екатерина, признайтесь честно, волновались сегодня во время гонки, которая стала для вас первой на чемпионате мира?
— Не было никакого волнения, немного к последнему кругу стала появляться усталость. Но те эмоции, которые проявлялись после качественной стрельбы, помогали держать темп. Все круги получились ровными. Может, первые были чуть лучше, потому что чуть лучше ехали лыжи.
 
— Вы были в курсе того, что претендуете на подиум по ходу гонки? О чем подумали после четвертой стрельбы?
— Мне говорили отставание, с каждым нулем я была все ближе и ближе к заветному первому месту. Когда мне после четвертого рубежа сказали, что я выигрываю 30 секунд у второго места, я решила, что во что бы то ни стало, я удержу это преимущество. Может, не секунду в секунду, но 30 секунд я точно удержу.
 
— После четвертого рубежа уже шли именно за золотом? Не было мыслей, что надо просто медаль зацепить?
– Нет, после 20-го выстрела я думала только о золоте. Спасибо огромное сервисерам. На спусках я просто улетала от соперниц!


 

— Вы же летом тренировались на этой трассе вместе с Кайсой Мякяряйнен, которая сегодня стала лишь третьей?
— Я здесь провела весь июнь и весь август.
 
— Что вам после гонки сказала Кайса?
— Она на финише меня обняла, и мы заплакали вместе. Она сказала, что рада, что выиграла именно я, поскольку я этого заслуживаю.


 

— В чем секрет тех тренировок, который вы, в том числе, проводили вместе с тренером Анатолием Хованцевым?
— Наверное, ничего секретного. Я работала по тренировкам Хованцева, когда он еще в 2010 году был в сборной. Они дали результат. Изначально это были просто консультации, но сначала лета мы стали плотно работать вместе. Делали ту же работу, что и 2010 году, когда он был старшим тренером сборной. Я уже тогда заметила, что мне подходит его работа. Счастье, что он снова в меня поверил. 
 
— Во время чемпионата мира в 2011-м году его сняли с работы прямо в прямом эфире во время эстафеты.
— Знаете, тогда в 2011-м году было очень обидно, когда его сняли. Я не знаю… Тогда над командой был просто какой-то рок, тренер был не виноват, а сейчас я просто рада, что этот человек, как и мой отец, помогли мне не опустить руки и поверить в себя.
 
— Вы, то попадали на какие-то этапы в сборную России, то нет. Все время были рядом со сборной, но возвращение в итоге заняло почти четыре года…– Насколько тяжело было столько лет находиться на грани попадания в сборную, но не иметь твердого места в ней?
– Действительно, с 2012 года в моей спортивной жизни был далеко не самый позитивный период. Силы были, но постоянно чего-то не хватало. В декабре 2014-го всерьез думала завершить карьеру. Помогли родные, особенно отец. Он уговорил съездить еще на один старт. На нем я сразу же выиграла спринт. Решила пока не уходить (улыбается).

– Вы ехали на этот чемпионат, по сути, ради одной гонки. Понимали, что у вас, в отличие от остальных, нет права на ошибку?

– Из-за этого поначалу я очень сильно волновалась. Только когда начались старты, удалось отключиться от этого. На смену волнению пришло чувство уверенности.
 
«Чемпионат Европы стал переломным моментом»
— Какой момент стал переломным для вас?
— Наверное, чемпионат Европы-2015 придал мне уверенности. Он показал, что все в принципе реально. Говорят, будто у чемпионата Европы низкий уровень, это не так. Там, например, бежала Валентина Семеренко, Вероника Новаковская, которая здесь в Контиолахти две медали выиграла.
 
— В целом волнение перед чемпионатом мира ощущалось?
— Когда я сюда приехала, я очень сильно волновалась. Но потом получилось отключиться. Все-таки и дом близко, и столько друзей приехало поддержать. Мы общались, разговаривали, и я чувствовала, что это волнение, которое мешает, постепенно отходит.

— Вы стали первой, кому удалось выиграть золото чемпионатов мира для сборной России с 2009 года. Это делает победу особенной?

— Я не слежу за статистикой, не знала об этом (улыбается).

— Президент СБР Александр Кравцов после гонки заявил, что предсказал вашу победу…

— Сегодня мы с Александром Михайловичем встретились за завтраком, и он спросил меня, договорилась ли я там, наверху, чтобы ветер выключили (смеется).

— Вы сюда фактически ехали на одну гонку…

— Знаете, я сегодня первый раз в жизни не думала ни о каких местах. Я просто ехала и получала удовольствие. После последнего рубежа мне сказали, что я иду лидером, тогда я, наверное, включилась. Все силы бросила на последний круг.
 
— После четвертой стрельбы о чем вы подумали? Не было ли желания бежать оставшийся круг чуть аккуратнее, ведь трасса была уже укатанной?
— Не было ни желания прибавить, ни другого. У меня было лишь желание отработать в том же темпе.
 
— Ваши шансы на попадание в эстафетную команду стали выше?
— Я не буду сейчас ничего комментировать следующее. Просто надо пережить эту гонку, пережить все эти положительные эмоции, а дальше уже будет тренерское решение на счет эстафеты. Думаю, что масс-старт я точно побегу.


 

– Вице-президент IBU Виктор Майгуров сказал, что, проезжая мимо тренеров, вы улыбнулись. Правда?
– Я заулыбалась, когда попала 20-м выстрелом. Кстати, во время первого выстрела прошел габарит. Еле-еле закрылась эта мишень! После этого выдохнула и собралась.
 
– Вы известны тем, что пишете стихи. Напишете про эту победу?
– Посмотрим (смеется).