Андрей Кириленко: Наша цель — провести в Петербурге этап Кубка мира по биатлону

246
Вице-президент федерации биатлона Санкт-Петербурга Андрей КИРИЛЕНКО дал развернутое интервью порталу Fontanka.ru, в котором рассказал о том, почему до конца верил в Екатерину Юрлову, когда в Петербурге пройдет этап Кубка Мира и кто из питерских юниоров может выстрелить в ближайшее время.

Спорт и бизнес – одно и то же
— Я так понимаю, вы сами бывший спортсмен?
– Да. Я родом из небольшого городка в Калужской области. Кроме лыжных гонок из видов спорта у нас там ничего не было. Тренировался с первого класса, а в десятом мне предложили выступать за Санкт-Петербург. Я приехал сюда и поступил в Военный институт физической культуры и занялся биатлоном. Наивысшее достижение — третье место на Кубке  Европы среди юниоров, в 1997 году закончил спортивную карьеру и занялся бизнесом.
 
— Что за бизнес?
– У меня была сеть магазинов по продаже строительных инструментов. На сегодня я являюсь членом наблюдательного совета и акционером Алданзолотобанка.
 
— Заниматься бизнесом проще или, наоборот, тяжелее, чем спортом?
– Бизнес и спорт очень похожи.
 
— Чем?
– Спорт хорош тем, что ты не останавливаешься на достигнутом, а ставишь цели и побеждаешь дальше. В бизнесе так же – закаляется характер.
 
— То есть приобретенные в спорте навыки и знания вам помогают и в бизнесе?
– Да, в первую очередь это касается закалки, внутреннего стержня. Сила характера очень помогает в бизнесе. 

Вернуть славу петербургским спортсменам

 
— Как же срослось ваше сотрудничество с Катей Юрловой? 
— Будучи бизнесменом, я всегда старался помогать спорту. Долгое время я пытался чем-то заменить биатлон в своей жизни — рыбалкой, охотой, но все это не моё. В итоге встал обратно на лыжи, и у меня возникла идея на базе Военного института физической культуры построить лыжно-биатлонный комплекс международного уровня, чтобы в Петербурге можно было проводить соревнования самого высокого уровня и была современная тренировочная база для спортсменов. Так я опять погрузился с головой в спорт. Затем меня избрали президентом Федерации лыжных гонок и вице-президентом Федерации биатлона Петербурга. На ежегодном общем собрании в 2014 году я взял на себя ответственность помогать финансово сборной Петербурга. С мая приступил к своим обязанностям.
 
— Почему именно Юрлова, ведь в нее уже никто не верил?
– Как, наверное, вы помните, Катя Юрлова в прошлом сезоне не отобралась на Олимпиаду в Сочи, и, соответственно, ее вывели из основного состава сборной. Вскоре после этого, весной, мы встретились с ее папой и тренером – Виктором Юрловым. И я принял решение помочь Кате. Про Юрлову же тогда говорили, что биатлон для нее закончился, у нее и возраст и результатов нет, мол, если из сборной ее вывели, то обратно уже не возьмут. Тогда у нас родилась идея привлечь к ее подготовке прославленного специалиста – заслуженного тренера Анатолия Николаевича Хованцева. Сейчас он работает в клубе в Контиолахти в Финляндии. Мы встретились с ним в очередной раз, когда я поехал в Финляндию принять участие в международном чемпионате мастеров по биатлону, и обсудили возможность его сотрудничества с Катей Юрловой.  Появились финансовые вопросы, я урегулировал их, и начали подготовку. Первые летние сборы Кати профинансировал я, далее все обеспечивалось в соответствии с программой финансирования от спорткомитета, я оплачивал только работу Анатолия Хованцева.
 
— Юрлова же тренировалась вместе с Мякяряйнен?
– Да, здорово, что Хованцеву удалось договориться с Кайсой Мякяряйнен, одним из бесспорных лидеров мирового биатлона, по поводу совместных тренировок с Катей. Хованцев с первых дней работы верил в Катю, что она добьется уже в этом сезоне хороших результатов. Он высокий профессионал и умеет видеть человека и его возможности.

 
— Вы, когда принимали решение помочь Кате, надеялись на результат?
– Конечно! Я мечтаю видеть россиян на самых престижных лыжно-биатлонных подиумах мира. Горжусь тем, что помогаю спортсменам бороться за медаль. 
 
— Иных преференций вы не ожидаете от своей помощи?
– Когда начинаешь помогать спортсменам, строить трассы, спортплощадки, мне задают один и тот же вопрос: что ты от этого хочешь получить? Мне небезразличны биатлон и лыжные гонки, хочу поддержать, вернуть былую славу спортсменов Петербурга, как когда-то выступали Любовь Егорова, Нина Гаврилюк.
 
— Многие называют успех Юрловой случайностью и говорят, что больше ничего и никогда она не выиграет.
– Катя — спортсмен с большой буквы. Но и здесь нужна тонкая индивидуальная «доводка». Посмотрите, что происходит с немецкой, норвежской, шведской командами – там в основном все работают индивидуально. Команда дает базу, а после этого нужна индивидуальная «доводка» спортсмена. Что и сделал Хованцев с Юрловой!  


 

Малышко будет готовиться индивидуально
 
— То есть в том, что единственными спортсменами, завоевавшими медали на чемпионате мира, стали Юрлова и Шипулин, готовившиеся самостоятельно, вы видите закономерность?
– На 85 процентов так и есть. Посмотрите на Сашу Легкова в лыжных гонках. Он тоже готовится полностью индивидуально на протяжении четырех последних лет – и каких результатов он при этом достиг.
 
— Будущее за индивидуальной подготовкой?
– Именно так. Но как это сделать технически и финансово, пока не до конца понятно. Индивидуальная подготовка — это очень дорого.
 
— Сколько?
– Что такое индивидуальная подготовка? Это команда из двух спортсменов, плюс тренер и физиотерапевт. В среднем сбор – трасса, проживание и все остальное – обходится в 2 – 2,5 тысячи рублей в день на человека. Если брать 20-дневные сборы по 10 тысяч в день, переезды, то в сумме получается где-то под 500 тысяч рублей в месяц. И здесь мы еще не берем в расчет экипировку: ни винтовки, ни патроны, ни лыжи, только сбор и питание. В команде тренироваться, конечно, дешевле. За счет большего количества людей можно получить скидки и другие возможные финансовые выгоды.
 
— У Союза биатлонистов России нет денег на индивидуальную подготовку своих спортсменов?
– Я не вхожу в состав Союза биатлонистов и не владею вопросом.
 
— Что происходит с Дмитрием Малышко?
– Давайте не будем забывать, что он олимпийский чемпион и привез из Сочи золотую медаль. Он безумно талантлив и еще обязательно покажет результат. Я знаю, что весной будут какие-то изменения в работе тренерского штаба, и возможно, Малышко тоже перейдет на индивидуальную подготовку.


 

— Какие еще петербургские биатлонисты могут удивить нас в ближайшем будущем?
– В первую очередь это Алексей Слепов, который уже сейчас входит в состав сборной. Это прежде всего очень сильный лыжник, в стрельбе с ним сейчас работают. В этом году он выиграл три золотые медали чемпионата Европы. Еще у нас есть Костюков Ярослав – это юниор. В прошлом году он ездил на чемпионат мира по своему возрасту и оттуда тоже привез медали. В этом году ему не хватило всего одного очка, чтобы отобраться на юниорский чемпионат мира. Также хочу отметить Сергея Неверова, который в этом году отобрался на Всемирную зимнюю Универсиаду, парень очень перспективный.
 
Не хватает оружейных комнат
 
— Хватает ли той инфраструктуры, которая имеется в Петербурге и Ленобласти, для подготовки биатлонистов?
– Единственная серьезная наша проблема — это нехватка оружейных комнат, где хранится боевое оружие. Чтобы открыть такую комнату, нужно пройти серьезное согласование с МВД, потому что это патроны, это нарезное оружие. На сегодняшний момент у нас есть две оружейные комнаты. Вместить они могут 100 винтовок, а нужно больше, так как только на чемпионате города выступают 180 человек. Надеемся к концу этого года запустить еще две оружейные комнаты.
 
— А как со стрельбищами обстоят дела?
– Пока оно всего одно — в Токсово, при институте имени Лесгафта. Сейчас там все платно и недешево, но мы ведем переговоры. Знаю, что вопрос большей доступности к стрельбищу решается на уровне спорткомитета.


 

— Может быть, есть смысл тогда построить свое стрельбище?
– Я уже начал это строительство. Довел его почти до 90-процентной готовности. Это тот самый биатлонный стадион, о котором я уже говорил. Он будет соответствовать всем международным стандартам. Там есть и установки, и стрельбище, и трасса. К сожалению, в этом году мы ничего там провести не сможем из-за того, что база ВИФК закрывается на реконструкцию. Когда это все закончится – неизвестно. Когда же мы эту трассу все-таки запустим, там можно будет проводить соревнования самого высокого уровня.
 
— Тогда, может быть, имеет смысл попытаться организовать там этап Кубка мира?
– Конечно, мы об этом думаем. Мы этим живём, это наша цель. У нас в Санкт-Петербурге раньше проводился этап Кубка мира по лыжным гонкам. В последний раз это было примерно 14 лет назад на базе института им. Лесгафта. После этого не проводились не то что Кубки мира – ни одного соревнования российского масштаба. В этом году мы немного оживили этот процесс в Петербурге. Удалось провести чемпионат Северо-Западного федерального округа и соревнования по биатлону на призы олимпийского чемпиона Анатолия Алябьева. В итоге все остались довольны организацией, даже потом звонили и говорили «спасибо».
 
Источник: fontanka.ru