В Токсово «запрягли»

1611

В начале июля токсовский лыжный тоннель, наконец, заработал на полную мощность. Сначала летний снег опробовали лыжники и биатлонисты, а с третьего июля тоннель доступен, по словам нового спортивного директора «Токсово», олимпийского чемпиона Юрия Кашкарова, практически для всех желающих. Таким образом в России теперь есть свой тоннель, как в Вуокатти или Оберхофе. Представляем вашему вниманию репортаж руководителя медиа-службы СБР Константина Бойцова с места событий.

То, что русские долго запрягают, известно всему миру, и сами мы, увы, нередко оправдываем этой поговоркой собственные леность и нежелание попросту собраться и сделать все так, как запланировано. Взять то же Токсово. Ваш автор в первый раз побывал на строительстве лыжного тоннеля осенью 2010 года. Вместе с двукратным олимпийским чемпионом Анатолием Алябьевым (он живет в десяти минутах ходьбы от токсовского комплекса, а работает через дорогу в Военном институте физической культуры) и ректором Университета имени Лесгафта (именно ВУЗ являлся подрядчиком всего масштабного строительства) Владимиром Таймазовым ходили по будущей кузнице российских побед. Большая часть тоннеля была уже под крышей, стрельбище и трассы казались почти готовыми, сам проект потрясал своей продуманностью и передовыми решениями. Думалось, пройдет еще пара лет, и все тут оживет-забурлит – еще золото Сочи здесь же наколдуем.

Прошел год… Сменилась строительная компания. В тоннеле обнаружились недоработки и откровенные просчеты. Открытие перенесли на весну 2013. Ладно, подумалось, не к домашней Олимпиаде, но на «олимпийской волне» чемпионов Игр-2018 подготовим непременно. В апреле 2013 снова прилетел в Питер. На стрельбище Токсово собралось немало заслуженных ветеранов – состоялось даже его, стрельбища, формальное открытие. Тоннель по-прежнему бездействовал. Можно было использовать его как снегохранилище, но не более.

Не заработал он и в 2014–м… Команды в Токсово заглядывали и даже тренировались, но различные шероховатости, недочеты и прочее портили впечатление от «кузницы побед». Доставалось за это всем: дирекции комплекса, Университету имени Лесгафта, Федерации биатлона Санкт-Петербурга (чаще не по делу, но с кого-то надо спрашивать?).

Между тем в Токсово запрягали-запрягали и запрягли, наконец. Не стану погружаться в детали скучного процесса – главное, что лыжники и биатлонисты теперь могут круглогодично тренироваться, притом тренироваться на снегу, о чем свидетельствуют хотя бы вот эти фотографии, присланные тренером Максимом Ихсановым. Так в Токсово теперь каждый день! 

Кафедра биатлона объявляет набор

Стоял теплый летний денек, ярко светило солнце и асфальт на роллерной трассе быстро нагревался. Нагревался он еще и по причине интенсивной эксплуатации. Тут и юниорская сборная, и биатлонисты Карелии, Архангельска, Виктор Юрлов со своей группой, да еще местные детские команды… Чтобы кто-нибудь ворчал про условия — ничего подобного. Напротив, все хвалили комплекс за то, что порядок наконец установился, что все работает и вообще. Вообще – это про директора Токсово по спортивной части Юрия Кашкарова.

— Давно надо было нашего человека на хозяйство ставить!

— Когда директор понимает, что и для чего нужно, так и объяснять ничего не надо!

— Это ж сколько времени должно было пройти, чтобы поняли – спортивной частью  должен заниматься специалист…

Таких, ну или примерно таких, высказываний о недавнем назначении (олимпийский чемпион и пятикратный чемпион мира перебрался в Северную столицу только нынешней весной) я слышал немало. Глядя на Кашкарова, я ловил себя на мысли, что вижу какого-то совершенно иного, чем в прежние годы, человека. Юрия Федоровича я знаю довольно давно. Непосредственно познакомились мы на заре века, когда Кашкаров непродолжительное время работал со сборной Австрии. Потом он вернулся в Россию, занимался со сборными Москвы, Московской области, периодически летал по делам к себе на родину в Ханты-Мансийск. И все это время меня не оставляло впечатление, что Кашкаров на своих должностях(административных или технических), ну, скучает что ли. Масштаб ли не тот, контингент ли не подходил – бог весть.

И вот Кашкаров в Петербурге сразу на двух должностях. Административно-хозяйственной и преподавательской на кафедре биатлона при Университете имени Лесгафта, которая прямо в эти дни производит набор студентов (общим числом 30) и с осени начнет регулярные занятия. И я не узнаю человека. Где, казалось бы, врожденная флегматичность, легкий скепсис, скучающая ирония? Передо мной энергичный человек с горящими глазами, заведшийся с пол-оборота и начавший жить по графику, чтоб не сказать по бизнес-плану. Или новые обязанности и доверие разбудили в нем что-то совсем новое?

Кашкаров, кажется, не сидит ни минуты и обо всем говорит на ходу. О заезде в Токсово новой команды и, соответственно, размещении и постановке на питание. О самом питании и новом обеденном зале для национальных сборных, где шведский стол, отдельное меню и совершенно располагающая к работе обстановка. О наборе на кафедру биатлона (20 заявлений уже принято, но ждут еще, если кто-то из действующих биатлонистов уровня сборной подаст, примем на льготных условиях) и учебном плане. О тоннеле открытом с 1 июля практически для всех желающих (для частных лиц – 500 рублей за занятие) и о том, что надо теперь брать на работу смотрителя этого высокотехнологичного объекта. Не знаю, сложится ли у Кашкарова работа в дальнейшем, но на нынешнем этапе он определенно внес в жизнь комплекса конструктивную динамику.

Питер – первый?

Отдельная головная боль нового директора – эстакады для фристайла. Не по специальности «биатлон», конечно, но куда ж от них денешься? В отличие от тоннеля, они так и не заработали, и сумеют ли заработать в ближайшем будущем – большой вопрос и немалые деньги. Примерно таких же денег стоит реанимация комплекса, который прежде назывался «Токсово». Кавголовские игры, старты в Токсово – ветераны помнят. Посмотрите на этот раритетный протокол за 1996 год. Кубок Европы (так тогда именовался Кубок IBU) с участием Евгения Редькина, Андрея Падина, Луизы Носковой.  В юниорских протоколах Ольга Зайцева, Альбина Ахатова, Оксана Неупокоева и Дмитрий Ярошенко… Все это происходило на базе СКА, активно действовавшей с середины 50–х годов. Говорю про это в прошедшем времени, потому как ближайшие ее перспективы весьма нерадостны. В середине нулевых там еще, помнится, прошел летний чемпионат Европы по биатлону(кроссовый),  и он стал для комплекса настоящим диагнозом – проводить на армейском стадионе соревнования больше нельзя. Когда будет можно? Никто не решается ответить.

Находящийся через дорогу от новой базы Военный институт физической культуры переживает теперь чудесное время перемен. Выделены фантастические по нашим дням средства на реконструкцию и модернизацию всего спортивного хозяйства военного ВУЗа. У всего преподавательского состава (от Анатолия Алябьева до начальника института генерал-майора Алексея Обвинцева) дух, кажется, захватывает от азарта и желания поработать. Работы, которые уже начались, потрясают масштабом, хоть руководство и не склонно пока раскрывать «военные тайны». Одну из них Обвинцев мне все же рассказал, как только масштабное строительство завершится (а он надеется, что строить будут быстрее, чем в Токсово), ВУЗ выйдет с заявкой на организацию на своей базе всемирных военных игр (CISM). Обвинцев не сомневается, что для иностранных гостей участие в этих играх станет культурным шоком. Вот только лыже-биатлонная база СКА к военному институту никак не относится и весьма вероятно, что намоленное место в скором времени поглотят жилищные участки – место в Кавголово во всех смыслах элитное.

Перспектива мощной модернизации военного спортивного хозяйства – еще один катализатор подъема питерского биатлона. Давно ли о Санкт-Петербурге и его биатлоне вспоминали лишь в контексте славных традиций: Пузанов, Сафин, Алябьев, Васильев, Драчев…? Наше время подняло новую волну – Дмитрий Малышко, Екатерина Юрлова, Алексей Слепов. Это о том, что уже есть сейчас. Но что будет в ближайшие годы?

Помимо Токсово в самом Петербурге активно возводится биатлонный центр в Калининском районе (им руководит лично Дмитрий Васильев – глава городской федерации биатлона). Всего же активно работающих школ семь, а на подходе еще четыре (сколько там в Москве?). Свободных мест в секциях нет, и в масштабах многомиллионного города это должно дать эффект уже совсем скоро. Желающие ознакомиться с деталями, почитайте прикрепленную справку о состоянии дел за подписью Васильева. Прибавьте сюда слушателей кафедры Алябьева и лесгатофцев, которые с этого года также начнут лить воду на мельницу питерского биатлона – Санкт-Петербург уже лет через пять сможет выставлять на российских соревнованиях по три эстафетных команды. Ну а что долго запрягали – так ведь не только Москва, но и Санкт-Петербург не слишком быстро строился.