Биатлонист Слепов – о деньгах, политике и борьбе с сигаретами

1568

Главный ветеран российского биатлона, который в лыжах успел покататься еще с Юлией Чепаловой и Василием Рочевым, готовится к новому сезону самостоятельно. Сейчас – в поселке Токсово под Петербургом вместе с Максимом Цветковым, куда приехал на своей Subaru 1997 года.

Родился 19 декабря 1986 года во Владимире-30 (ныне ЗАТО Радужный).
Российский лыжник и биатлонист. В лыжах на международных стартах выступал в 2007 – 2011 годах, чемпион России 2010 года.
В сезоне-2011/12 перешел в биатлон. Наивысшим достижением в Кубке мира является 4-е место в спринте в декабре 2015 года на этапе в Поклюке. В прошлом сезоне провел четыре гонки, очков не набрал. Трехкратный чемпион Европы.
Работал в МЧС, с сентября 2018 по апрель 2019-го – депутат Заксобрания Владимирской области.

Алексея Слепова не зря называют одним из самых талантливых шоуменов отечественного биатлона. Он не подвел и теперь.

– Алексей, давайте прямо: вам 32 года, конкуренция в сборной высокая, СБР везде говорит про молодежь, но вы готовитесь к сезону. Реально попасть в команду?

– Я не спорю со своим возрастом. Плавно приближаюсь к тому состоянию, когда начинаешь вникать в процессы глубоко. Тренеры с нами работают днями, верят, что сделанное летом и осенью окупится зимой и весной. Им надо отдать должное. Управленцы пытаются вложить деньги, молодой спортсмен якобы дольше продержится и меньше подвержен болезням. Но это не всегда так. Порой надо по-другому.

– То есть цель – попасть в основную команду?

– Один из ключевых моментов – уверенно пройти подготовительный период: начать на Кубке России, подойти в оптимальной форме к «Ижевской винтовке». И если там хорошо выступить, есть шанс, что с Нового года поедешь на Кубок Европы или мира. Верю в лучшее. В прошлом году было преимущество у первой двадцатки рейтинга, они могли приехать в Контиолахти и выиграть там.

– Сейчас неопределенность с системой отбора не напрягает?

– Я думаю, «Ижевскую винтовку» точно не отменят. Так что я понимаю, что делать.

– Вы пришли из лыж и всегда славились высоким темпом. Что не получилось в прошлом году?

– За годы работы с Николаем Петровичем Лопуховым у меня сформировалась так называемая «терпежка». Теперь мне, к сожалению, приходилось терпеть с самого старта.

– Получается, не подошел план Анатолия Хованцева?

– Тренировочный процесс у меня получился. Вроде не заболел, сердце не посадил. (Смеется.) Но результатов не было. Конкретно Анатолия Николаевича винить я не могу. Просто у каждого тренера своя концепция. Вот видение Рикко Гросса мне подходило, и у меня образовалась высокая средняя скорость.

– Никто не призывает обвинять. Александру Логинову вот вроде бы все подошло.

– Саша в определенный момент спрогрессировал именно во время сбора в Обертиллиахе перед первым этапом Кубка мира. За счет чего – честно, непонятно. Никто не понял. Но Саша уже в начале сезона был впереди нас всех секунд на 40.

– Ходили разговоры, что у него самоподготовка сработала.

– Не знаю, но по тому, что я видел – он не делал что-то такое, что сильно отличалось бы от остальных. Он молодец, отстоял честь страны. Остальные не смогли. Теперь новый сезон. Тренерский штаб остался тот же, но я надеюсь, они сделают работу над ошибками, что-то поменяют, и ярко будет выглядеть не один Саша, а хотя бы вся эстафетная четверка.

— Логинов станет обладателем Кубка мира когда-нибудь?

– Станет. Но не в ближайшем году.

Instagram Алексея:

– Вы сейчас на самоподготовке, но платит регион. Насколько вообще биатлон дорогой вид спорта, сколько в год все это стоит?

– Я хорошо знаю суммы, потому что кое-что в прошлом году оплачивал сам, а потом возмещали. Самый дешевый сбор стоил 47-50 тысяч рублей. Самый дорогой, в Австрии – 115 тысяч. Это на одного человека, месяц. Но рабочих дней – 21, никто дольше сбор проводить не будет. Считаю все сразу – пансион, аренда стрельбища, трассы, аренда оружейной комнаты. Патроны бывают разные. Есть 10 рублей штука, есть 26. Мы обычно стреляем продукцией Климовского завода, есть некоторые финские начальные наработки, так сказать. Но не у всех есть возможность купить хорошие патроны с более высокой сопротивляемостью ветру. В год уходит 10–12 тысяч патронов, итого 150 тысяч рублей.

Все вместе, если прикидывать – около 1,2 миллиона рублей в год на человека. Вот если Дмитрий Владимирович Васильев (Президент Федерации биатлона Санкт-Петербурга. – Прим. «СЭ») даст мне 1,2 миллиона школьных денег, то это отобьется только за счет чемпионата России, чемпионата Европы и чемпионата мира. Если не покажу на них результат – ставка не сыграла. А потом как обычно – разбор полетов. Типа того: «Вложил в вас 10 миллионов, и чем удивили? Ничем. Двойка!» (Смеется.)

– За счет спонсоров зарабатывать реально?

– Спонсоры у биатлониста – это редкость, большой плюс. Вот у меня это знакомый с пасекой, пчел разводит. Пусть даже такой будет! Мед – вообще очень полезная штука, всем советую!

– А там уровень сумм можете раскрыть?

– На уровне российского прожиточного минимума. Но эти деньги тоже не лишние. Бензин залить, патронов докупить, бананов в магазине.

– В преддверии нового сезона разгорелся конфликт вокруг новых контрактов с СБР. Вам такое предлагали?

– Нет, я вне сборной на данный момент. Но в те годы, когда в ней был, подписывал. То есть контракты были всегда, подписывать их заставляли. Если не подписываешь – нет базовой ставки, 32 тысячи рублей.

– Почему тогда сейчас такие споры?

– Я всегда подписывал, ничего криминального в них не видел. Но тут есть связь с результатами. Если ты показываешь высокий результат, то определенный процент идет СБР.

– То есть конфликт из-за призовых, спонсорских денег?

– Могу только предполагать, но скорее всего. В интернете были копии договора («СЭ» подробно писал об этом). Возможно, что-то поменялось. Могу так сказать: те спортсмены, которые уверены в своих высоких результатах и, например, заработают за сезон 2 миллиона рублей, а получат около 500 тысяч, конечно, будут протестовать. А вот такие, как я, которые могут что-то ухватить на Кубке Европы – нас это не коснется. Вопросы начинаются, когда идет разговор о рекламных обязательствах, телевидении.

– Вы все свои выступления и посты в соцсетях завершаете фразой «всем ЗОЖ». Сейчас много споров вокруг других якобы сторонников здорового образа жизни – проект «Лев против» отбирает бутылки и сигареты у людей, происходят драки с применением перцовых баллончиков. Каково ваше отношение ко всему этому?

– Это что-то типа «Стопхама», что ли? А покажи видео.

(После просмотра.) Это не проект за ЗОЖ. Он бы выглядел по-другому – собирать людей, которые любят спорт, организовывать пробежки с великими спортсменами, поднимать людей с диванов. Те ребята, которые выбрали сигареты и алкоголь, с ними сложно беседовать. Вот этот перцовый баллончик поменяет их мировоззрение только в сторону большей озлобленности. И будут происходить конфликты, драки. Это российский менталитет.

– Пить?

– Ну, у нас так – если бы он ходил и объяснял, мол, не пейте – его б послали, и все. Но у него же проект, он набирает подписчиков, на просмотрах зарабатывает. По мне – это не работа. Работа – это стоять у станка, в офисе трудиться. На пользу страны, в конце концов. А он принадлежит к отдельному типу людей, я их не сильно поддерживаю. Но можно было бы с ним встретиться, поделиться советом, что-то придумать.

– Вы не так давно ушли из парламента Владимирской области, а вот Антон Шипулин идет в Госдуму. Как напутствуете товарища?

– Если он надумал помогать народу, отстаивать его права, как он говорил в кампании – он должен полностью этой сфере отдаваться. Вникать во все вопросы, читать уставы, законы, Конституцию. Не бояться ходить к людям, которые могут помочь. Если он будет просто сидеть и голосовать – это не очень хорошо.

Я за время, проведенное в политике, понял, что там есть три типа людей. Малоактивные – сидят, молчат, но иногда среди них есть те, кто в теме. Гиперактивные – которые хотят пропихнуть, пролоббировать, и их многие не любят. А есть универсальщики, которые помогают по мере сил, плавно. Если я буду ходить по области и требовать – постройте лыжный комплекс, меня не будут слушать, занесут в черный список и будут держаться подальше. Если я буду просто улыбаться – тоже ничего не выйдет. Нужна золотая середина.

— Почему ушли? Разочаровались в политике?

– Чем старше я становлюсь, тем лучше понимаю суть жизни. Человек, который занимает два больших поста, не может выполнять работу на обеих на «отлично». В данном случае не хочу упрекнуть нашего президента федерации Владимира Драчева(Смеется.) Если ты готов максимально отдавать свои силы политике, иди туда. Если спорту – выбери его. Поспеть и там, и там – нереально.

— Нет ощущения, что многие спортсмены идут в Думу кнопки давить?

– Да не только спортсмены, но и космонавты, певцы, разные известные люди. Все великие рано или поздно оказываются там. Я в это дело тоже в какой-то мере окунулся, спасибо огромное, что дали возможность. На будущее составил свой образ идеального политика. Мало ли, в будущем будет интерес реализовать себя в этой сфере. Сейчас я работаю помощником сенатора. Что касается Антона – совет такой: много читай, понимай, общайся, умей надоедать более опытным. Не стань тем человеком, который давит кнопки.

– Не поторопился он с походом в политику?

– Не поторопился, потому что такую возможность дают раз в жизни. Если у него будут гореть глаза – почему бы и нет?