Анатолий Алябьев: Елисееву ремня надо дать, а не психолога

929

В мире биатлона Анатолий Алябьев пользуется заслуженным уважением. Двукратный олимпийский чемпион, профессор Военного университета физической культуры никогда не берет сторону какой-то из многочисленных группировок, стремящихся порулить отечественным биатлоном. Он старается быть взвешенным в суждениях, хотя, когда уж совсем наболело, режет правду-матку в глаза, полагая, что решение проблем нужно начинать с реформы управления.

— Как вы оцениваете итоги завершившегося биатлонного сезона?
— Вместе с другими ветеранами оте­чественного биатлона выдвигал Владимира Драчева на пост президента СБР. Надеялись, что с его приходом удастся решить давно назревшие проблемы. К сожалению, Драчев пока больше говорит, чем делает. Да и тренеры нашей сборной что-то недоговаривают. Это относится, прежде всего, к вопросам дисциплины. Без нее результатов не добиться.

— Неудачи на этапах Кубка мира во многом нивелировал золотом в спринте и бронзой в гонке преследования на чемпионате мира в Антерсельве Александр Логинов…
— Успехи Логинова — это заслуга не столько тренерского штаба команды, сколько его личного тренера Александра Касперовича. Даже вице-президент СБР Алексей Нуждов это признал. В сборной Логинов все равно работал по составленным личным тренером планам. У меня вообще складывается ощущение, что главный тренер сборной Анатолий Хованцев мало что решает и много чего боится. Мы с ним вместе соревновались, пусть не обижается на мои слова. Человек он хороший, но не обладает такими качествами, как у Виктора Маматова или Владимира Аликина. Это были тренеры, которые держали дисциплину в команде.

— Успешно выступавший не только в биатлоне, но и в лыжных гонках Сергей Чепиков в недавнем интервью сказал, что в биатлонной сборной сейчас нужен тренер, который подтянул бы лыжную подготовку. Ведь «ногами» с каждым сезоном проигрываем соперникам всё больше…
— У нас всегда было достаточное количество специалистов, которые могли подтянуть лыжную подготовку. У того же Антона Шипулина был в команде Андрей Крючков. Конечно, прав Чепиков, который прекрасно знает цену лыжной подготовки. Только главная проблема в другом. Далеко не все тренерские указания сегодня воспринимаются спорт­сменами. Они не выполняют объемы тренировочной работы, а вместо этого предпочитают рассуждать о необходимости привлекать к работе психологов. Когда прочитал такие откровения Матвея Елисеева, даже не сдержался. Сказал в интервью, что ему нужно ремня дать, а не психолога!

— Тому же Логинову сейчас, возможно, нужен психолог, чтобы справиться с немыслимым давлением и даже неприкрытой травлей?
— Мы снова сталкиваемся с политикой двойных стандартов со стороны руководителей IBU. Логинов полностью отбыл свой срок дисквалификации, и сейчас к нему нет никаких претензий со стороны допинг-офицеров. Это даже его соперники признают. Конечно, Александру тяжело, но нужно выдерживать всё это давление.

— Многие считают, что ему нужно покаяться и рассказать обо всех, кто был причастен к его допинговой истории…
— Нет никаких гарантий, что и после этого его оставят в покое. Сам Логинов сказал, что время откровений еще не наступило. Давайте уважать позицию спортсмена. Очень часто бывает, что биатлонисты просто не знают состав витаминов, которыми их потчуют врачи. Особенно в регионах.

— Для многих стало неожиданным озвученное в Контиолахти Мартеном Фуркадом решение о завершении карьеры…
— Для биатлона это большая потеря. Фуркад был звездой, но уже сейчас к нему подтянулись не только братья Бё, но и биатлонисты из сборной Франции. Лучше уйти на пике карьеры, чем так, как это сделал Уле-Эйнар Бьорндален.

— Ушедший недавно из спорта и ставший уже депутатом Государственной думы Шипулин может в ближайшем будущем возглавить СБР?
— Рановато ему еще. Пусть накопит и опыт функционера, да и просто жизненный опыт. Совершенно не обязательно, чтобы федерацией руководил в прошлом великий спортсмен. И Елена Вяльбе, и Владислав Третьяк — это, скорее, исключения из правил. Конечно, мы еще довольно долго будем расхлебывать наследие Михаила Прохорова и Сергея Кущенко. Они пришли в СБР, думая, что здесь можно работать так же, как в «Норильском никеле» или баскетбольном ЦСКА. Шипулин — мыслящий парень, а уж в плане тренировок это был просто фанат. Нет сомнений, что он может хорошо работать в правлении Союза биатлонистов России, но возглавить его Антону рановато.

— Что же все-таки вас не устраивает в деятельности Драчева?
— Он оказался слабым организатором. Что-то, конечно, делается, но разговоров больше, чем дела. Нужно менять взаимоотношения тренеров и спортсменов, наладить дисциплину в сборной, а у нас биатлонисты могут просто уйти с тренировки, не поехать на соревнования. В сборной СССР такое было невозможно. С этого нужно начинать.

— В свое время тренеры из других стран учились на советских методиках. Почему в последние годы мы отстаем в тренировочном процессе и как следствие — уступаем зарубежным конкурентам?
— Тренером по стрельбе в сборной России работает сейчас многолетний руководитель комплексной научной группы Николай Загурский. Лет двадцать он уже в национальной команде. А где результаты? Наука должна идти впереди практики, а в сборной России получается наоборот. Многое необходимо пересматривать в системе подготовки, но для этого нужно прежде всего принимать правильные управленческие решения.

Источник — Спорт уик-энд