«Следует выстроить единую вертикаль»: Васильев — о выборах главы СБР, завышенных призовых и назначении Истомина

219

СБР давно превратился в организацию, которая существует ради себя и живёт в отрыве от регионов, заявил в интервью RT двукратный олимпийский чемпион Дмитрий Васильев. По его мнению, действующий глава федерации Виктор Майгуров руководит по принципу «короля играет свита». Специалист подчеркнул, что платить спортсменам за победу на внутренних соревнованиях по 250 тыс. рублей недальновидно, рассказал, как помогал Максиму Цветкову перед Олимпийскими играми, и высказался о назначении Артёма Истомина старшим тренером женской сборной России.

— Прочитала несколько ваших высказываний по итогам выборов президента СБР и, признаться, запуталась. Вы занимаете довольно критическую позицию по отношению к действующему руководству, но при этом постоянно подчёркиваете свою независимость, нейтральность и нежелание работать в Союзе биатлонистов России в каком бы то ни было качестве. С такой позицией не всё ли равно, что там происходит?

— Мне не всё равно хотя бы по той причине, что мы готовим и поставляем кадры для СБР.

— В каком смысле?

— Я не только руковожу в Санкт-Петербурге федерацией биатлона, но более десяти лет возглавляю в городе школу олимпийского резерва, занимаюсь практической работой. Три года назад, например, к нам пришёл Максим Цветков. У него была пауза в карьере, надо было серьёзно поправлять здоровье, и, когда парень захотел вернуться в спорт, он оказался никому не нужен — никто вообще не желал его брать. Я взял. Санкт-Петербург вложил в Цветкова серьёзные ресурсы, я сам ходил по инстанциям, убеждал людей в том, что этот спортсмен ещё способен показать себя в сборной на Олимпийских играх в Пекине.

Так, собственно, и получилось. Максим на протяжении двух лет ездил по сборам с нашими ребятами, наравне со всеми работал безо всяких скидок на титулы, за что ему, кстати, можно выразить респект. На чемпионате страны он попал в национальную команду, стал готовиться с Сергеем Башкировым, с которым сотрудничал в Питере ещё до того, как последнего привлекли в национальную команду.

При этом Максима не хотели отправлять даже на Кубок IBU. У нас ведь из года в год как получается: многие спортсмены готовятся к отбору, набирают форму к концу ноября, а потом приезжают на Кубок мира или Кубок IBU, и становится понятно: там они уже далеко не так хороши. Цветков целенаправленно к отборам не готовился, соответственно, никуда не попал — в начале олимпийского сезона ему пришлось выступать на этапах Кубка России. Иначе говоря, его никто не рассматривал всерьёз. Я стучался тогда во все двери: убеждал, что команде позарез нужен надёжный эстафетчик и как раз Максим идеален в этом качестве. Мне же в ответ твердили про мифический спортивный принцип.

— Получается, Цветкову просто повезло?

— Да, причём дважды. Сначала на Кубке IBU довольно серьёзно заболел Никита Поршнев, и на австрийский этап в Обертиллиахе потребовалась замена. Нам тогда удалось срочно отправить Макса в горы. Я сам занимался оформлением оружия и вёз винтовку, и это была целая эпопея, поскольку из-за коронавируса всё было предельно ужесточено. В итоге Цветков в индивидуалке стал вторым, в спринте — третьим, а в смешанной эстафете стартовал последним и показал лучшее время.

Источник — russian.rt.com